Юрий Хван "ЖУРАВЛИК"

HwangYury's picture
Тип: 
полный метр
Жанр: 
мелодрама
Состояние: 
закончен
Тип текста: 
сценарий

ЖУРАВЛИК

ЮРИЙ ХВАН

Оригинальный сценарий

123181, Москва, ул. Кулакова, 1, корпус 2, квартира 5

Тел (495)750-8287

E-mail: hwang@mail.ru

НАТУРА. АЭРОПОРТ В БЕРЛИНЕ – ДЕНЬ

Авиалайнер садится на бетонную полосу.

ИНТЕРЬЕР. САЛОН АВИАЛАЙНЕРА - ДЕНЬ

Сидящие в салоне пассажиры аплодисментами приветствуют приземление самолета, и среди них - сидящие рядом МУХТАР – молодой полный казах, и ЛАВРЕНТИЙ Ким, лет 55 худощавый кореец в белой рубашке с короткими рукавами, в очках, с короткой стрижкой седых непокорных волос

НАТУРА. АЭРОПОРТ В БЕРЛИНЕ - ПРОДОЛЖЕНИЕ
Самолет катится по посадочной полосе. Лето, жара, над бетонкой дрожит марево раскаленного воздуха.

ИНТЕРЬЕР. САЛОН АВИАЛАЙНЕРА – ПРОДОЛЖЕНИЕ

Симпатичная стюардесса подходит к микрофону.

ГОЛОС СТЮАРДЕССЫ
Температура воздуха в Берлине - плюс 35 градусов.

Сосед корейца, МУХТАР, отстегивает привязные ремни.

МУХТАР
Ничего себе! Жара - как у нас, в Алма-Ате!

ЛАВРЕНТИЙ
Климат совершенно изменился…

Кто-то из особо нетерпеливых пассажиров начинает подниматься с мест, доставать вещи из багажных отсеков, расположенных вверху.

ГОЛОС СТЮАРДЕССЫ
Уважаемые пассажиры, просим оставаться на своих местах до полной остановки самолета.

ИНТЕРЬЕР. ЗДАНИЕ АРОПОРТА – ДЕНЬ

В здании аэропорта перед большими мониторами, показывающими зал прилета, толпятся встречающие. Среди них выделяется мужчина в белых рубашке и брюках. Это РОБЕРТ. В руках у него табличка на русском и немецком языках:

Фестиваль документальных фильмов. Господин Ким из Алма-Аты
Das Festival der aktenmässigen Filme.Herr Kim Lavrenty aus Alma-Ata

НАТУРА. ТРАП САМОЛЕТА - ДЕНЬ

Пассажиры спускаются по трапу. Один из них, худой седой старик в белой просторной рубашке навыпуск и белых помятых штанах, поддерживаемый молодым черноволосым мужчиной, ступив на землю, встает на колени и целует ее.
Его примеру следуют другие пассажиры- немцы.
Остальные, сойдя с трапа, отходят в сторону, оглядываются и смотрят на них. Рядом с хромающим корейцем оказывается его сосед, молодой казах.

МУХТАР
Да... Жили у нас, а Родина здесь...

ЛАВРЕНТИЙ
Да, оказалось так…

Он с волнением оглядывает распростертых ниц людей.
К самолету подкатывают автобусы. Люди начинают посадку в них.

ИНТЕРЬЕР. ЗДАНИЕ АЭРОПОРТА - ПРОДОЛЖЕНИЕ

У РОБЕРТА в футлярчике, прикрепленном на поясе, раздается звонок мобильного телефона. Роберт достает его, нажимает на кнопку.

РОБЕРТ
(говорит по-русски)
Алло! Да, госпожа Шнайдер, самолет приземлился. Да, обязательно передам. Не беспокойтесь, все будет нормально.

ИНТЕРЬЕР. ЗАЛ ПРИЛЕТА – ДЕНЬ – ПРОДОЛЖЕНИЕ

ЛАВРЕНТИЙ стоит у вращающегося транспортера, ждет свой багаж. К нему подходит МУХТАР с сумкой. Бросает ее на пол. Уважительно протягивает две руки ЛАВРЕНТИЮ.

МУХТАР
Ну, уважаемый земляк, до свидания. Может, еще увидимся?

ЛАВРЕНТИЙ
(пожимает руки)
Может, если придешь на фестиваль.

МУХТАР
Не знаю, какую программу мне приготовили друзья, но постараюсь.

ЛАВРЕНТИЙ
Ну и хорошо. Тогда до встречи. Счастливо тебе, Мухтар!

МУХТАР
До свидания. Вам тоже счастливо!

МУХТАР идет к выходу из зала прилета. Озирается по сторонам. Встречающие его трое молодых ребят-немцев толкают друг друга:

Вон он!..
Ко мне, Мухтар!.

МУХТАР
(радостно улыбаясь и разведя руки)
Адик! Женя! Генрих!

Те бросаются к нему, начинают обнимать. Следом выходят другие пассажиры, и среди них – ЛАВРЕНТИЙ, катя за собой чемоданчик на колесиках. Оглядывается по сторонам. Заметив Роберта с табличкой, подходит к нему

ЛАВРЕНТИЙ
Гутен таг!! Я - Ким, из Алма-Аты

РОБЕРТ
(по-русски)
Здравствуйте! Меня зовут Роберт. С приездом Вас. Как долетели?

ЛАВРЕНТИЙ
Спасибо, хорошо. Так вы наш, что ли?
РОБЕРТ
Ну, как сказать… Когда-то был ваш.

ЛАВРЕНТИЙ
(заинтересованно)
А вы откуда?

РОБЕРТ
Родился и жил в Кустанае.

ЛАВРЕНТИЙ
( радостно )
Земляки, значит!

РОБЕРТ
Позвольте Ваш багаж!

ЛАВРЕНТИЙ
Ничего, не беспокойтесь, он легкий.

Роберт все же перехватывает ручку чемодана и забирает его.

РОБЕРТ
Прошу Вас, следуйте за мной.

Они выходят из здания аэропорта и идут под палящим солнцем к стоянке автомашин.

ЛАВРЕНТИЙ
Ну, у вас и жара! Как только немцы ее переносят...

РОБЕРТ
(усмехаясь)
Мучаются. А мы смеемся – это разве жара. Вот у нас в Казахстане под 45 было– это жара.

Кладет чемодан в багажник, открывает переднюю дверь, помогает ЛАВРЕНТИЮ сесть. Сев за руль, РОБЕРТ поворачивается к нему.

РОБЕРТ
Госпожа Шнайдер просила передать Вам свое извинение, что лично не смогла встретить Вас. У нее сейчас очень много организационных вопросов.

ЛАВРЕНТИЙ
Ну, что Вы, я на это и не рассчитывал. А участников фестиваля много собралось?

РОБЕРТ
Из 29 стран.

Он заводит машину и выезжает со стоянки.

ЛАВРЕНТИЙ
Ого! Солидно.

РОБЕРТ
Да, вышло на удивление много. Извините, я, кажется, не совсем по-русски сказал… Начинаю забывать язык.

ЛАВРЕНТИЙ
Нет, все вполне по-русски. Давно Вы здесь?

РОБЕРТ
Да, уже 15 лет. Ну, как там, в Казахстане?

ЛАВРЕНТИЙ
А вы давно не были?

РОБЕРТ
Да как уехал…

ЛАВРЕНТИЙ
Не скучаете?

РОБЕРТ
Как сказать… Вначале, конечно, все здесь было чужое. Первыми дети привыкли, потом мы.

ЛАВРЕНТИЙ
В Казахстане сейчас все налаживается. Было, конечно,какое-то время тяжело, но у нас оказались огромные запасы нефти, газа…

РОБЕРТ
Здесь по телевизору Казахстан показывают, но редко… У нас сейчас такой план: Вы разместитесь в гостинице, пообедаете, отдохнете 3 часа, а потом в 18.00 госпожа Шнейдер устраивает прием в честь участников фестиваля.

ЛАВРЕНТИЙ
А госпожа Шнайдер получила мой фильм? Я послал через DJL, как она просила.
РОБЕРТ
Да, она получила, спасибо.

ЛАВРЕНТИЙ смотрит по сторонам. Автобан пролегает между ухоженных полей, корпусов заводов с известными всему миру брендами.

ЛАВРЕНТИЙ
Трудно даже представить, что здесь была война.

РОБЕРТ
Да-да, мы, когда приехали, тоже так думали.
ЛАВРЕНТИЙ
А госпожу Шнайдер Вы давно знаете?

РОБЕРТ
12 лет.

ЛАВРЕНТИЙ
А она - кто вообще?

РОБЕРТ
Госпожа Шнайдер - очень авторитетный в Германии человек. Она - президент Фонда помощи русскоязычным немцам. Благодаря ей мы в Германии смогли консолидироваться. А Вы разве ее не знаете?

ЛАВРЕНТИЙ
Да в том-то и дело, что нет… Мне позвонили из Вашего посольства в Алма-Ате и сразу передали приглашение с оплаченным в оба конца билетом. Тут уж выбора не было…

РОБЕРТ
Так Вы не знакомы?

ЛАВРЕНТИЙ
Откуда? Я тоже думал, с чего такое внимание к моей скромной персоне...

РОБЕРТ
А Ваши фильмы уже участвовали в каких-нибудь фестивалях?

ЛАВРЕНТИЙ
О, да... В основном, правда, у нас в СНГ. В дальнем зарубежье немного - в Париже, и Будапеште. Я даже премии получал…

РОБЕРТ
А фильмы были художественные? Или документальные?

ЛАВРЕНТИЙ
(после паузы)
Документальные.

РОБЕРТ
У нас тут по кабельному телевидению идут старые советские фильмы. Мы их любим...

ЛАВРЕНТИЙ
Даже так?

РОБЕРТ
Это же наша молодость… А Вы, значит, документалист?

ЛАВРЕНТИЙ
Нет, вообще-то я закончил сценарный факультет ВГИКа. Но с художественным кино не очень получилось...

Автомобиль въезжает в город. Ким с любопытством оглядывается по сторонам. Ухоженные улицы, яркие витрины магазинов, мужчины и женщины в летней одежде. Они сидят в уличных кафе, пьют прохладительные напитки, едят мороженое, смеются.
РОБЕРТ останавливает автомашину у парадного подъезда гостиницы и выключает мотор.

РОБЕРТ
Мы приехали. Вы будете жить здесь. Прошу!

Они выходят из автомобиля, РОБЕРТ берет из багажника чемодан и пропускает вперед гостя.

ИНТЕРЬЕР. ГОСТИНИЦА – ДЕНЬ

В просторном холле гостиницы в окружении нескольких молодых людей стоит стройная женщина лет 30 яркой наружности, в чертах которых проглядывает азиатская кровь. Это ГОСПОЖА ШНАЙДЕР. Она о чем-то говорит, и стоящие вокруг нее люди согласно кивают головами и смеются. Подошедший к группе РОБЕРТ, а вслед за ним ЛАВРЕНТИЙ останавливаются. Группа людей расходится. ГОСПОЖА ШНАЙДЕР поворачивается к РОБЕРТУ и ЛАВРЕНТИЮ.

РОБЕРТ
Прошу познакомиться, это госпожа Шнайдер, руководитель оргкомитета фестиваля. А это - господин Ким.

ГОСПОЖА ШНАЙДЕР кланяется ЛАВРЕНТИЮ и пристально смотрит на него. ЛАВРЕНТИЙ тоже неловко кланяется.

ГОСПОЖА ШНАЙДЕР
Спасибо, что Вы нашли возможность приехать. Мы Вас очень ждали.

ЛАВРЕНТИЙ
(смущенно)
Здравствуйте... Я, право, озадачен и смущен Вашим вниманием... Но в любом случае - благодарен...

ГОСПОЖА ШНАЙДЕР
Вы впервые в Германии?

ЛАВРЕНТИЙ
Да, впервые... И дай бог, не в последний раз.

ГОСПОЖА ШНАЙДЕР
Я надеюсь, что Ваше пребывание у нас будет приятным. Сейчас Вас проводят в номер, а через полчаса будьте добры пожаловать на обед...

ЛАВРЕНТИЙ
Спасибо
ГОСПОЖА ШНАЙДЕР
Всего Вам доброго, и до вечера

Она раскланивается с ним и отходит. Лицо ее приобретает озабоченное выражение. ЛАВРЕНТИЙ И РОБЕРТ направляются к лифту.

НАТУРА. БЕЛОСНЕЖНОЕ ЗДАНИЕ С НАДПИСЬЮ « HOSPITAL» - ДЕНЬ.

ГОСПОЖА ШНАЙДЕР выходит из машины и входит в двери. Она поднимается на лифте на третий этаж, идет по чистому коридору и входит в больничную палату. В комнате на кровати лежит женщина лет 50. Это ЛИЛЯ ШНАЙДЕР. Она сохранила былую привлекательность. Глаза ее закрыты. На тумбочке - в вазе свежие цветы, на салфетке - фрукты. Сидящая у кровати сиделка с красным крестом на косынке, увидев ГОСПОЖУ ШНАЙДЕР, поднимается.

ГОСПОЖА ШНАЙДЕР
(шепотом)

СИДЕЛКА
Ей лучше. Она сейчас просто спит...

Лиля открывает глаза и, увидев ГОСПОЖУ ШНАЙДЕР, слабо улыбается.

ЛИЛЯ
Мариночка...

ГОСПОЖА ШНАЙДЕР
Мамочка, извини, я разбудила тебя?

ЛИЛЯ
Ничего, я просто дремала.

ГОСПОЖА ШНАЙДЕР
Тебе лучше?

ЛИЛЯ
Гораздо... Ну? Он приехал?..

ЛИЛЯ спрашивает с затаенным волнением и пытается приподняться на локтях.

ГОСПОЖА ШНАЙДЕР
(сдержанно)
Да, мама, приехал...

ЛИЛЯ удовлетворенно откидывается на подушки

ЛИЛЯ
Приехал... Ларичек... Как он выглядит? 30 лет прошло...

ГОСПОЖА ШНАЙДЕР
Ну, как... Если честно... Извини, мама, старый, седой, некрасивый...

ЛИЛЯ
Ты не понимаешь, Мариночка... Он самый красивый. Самый красивый...

Она качает головой. И прикрывает глаза.

НАТУРА. ВЫСОТНОЕ ЗДАНИЕ МГУ НА ВОРОБЬЕВЫХ ГОРАХ – РАННИЙ ВЕЧЕР.

С 18 этажа высотного здания МГУ им. М.В.Ломоносова открывается изумительная панорама. Отсвечивают на солнце золотые купола Новодевичьего монастыря, видны спортивные сооружения в Лужниках. Вдали справа по мосту движется бесконечная вереница автомобилей, в отдалении сквозь дымку видны шпили гостиницы "Украина", Министерства иностранных дел и даже телевизионная вышка в Останкино.

ИНТЕРЬЕР. КОМНАТА В ОБЩЕЖИТИИ ВЫСОТНОГО ЗДАНИЯ МГУ – РАННИЙ ВЕЧЕР – ПРОДОЛЖЕНИЕ

Сидящая на подоконнике в шерстяной вязаной кофте Лиля, которой лет 17-18, переводит взгляд вниз, на ровные прямоугольники клумб, расположенных прямо перед входом в главное здание университета. От него на клумбы падает тень, которая постепенно вытягивается по направлению к смотровой площадке. Вечереет. За окном поздняя сухая осень. Уже давно облетели листья с деревьев, обнажив коричневые кроны.
…На ЛИЛЮ наплывает воспоминание.

ИНТЕРЬЕР. АКТОВЫЙ ЗАЛ – ВЕЧЕР.

Актовый зал переполнен. Студенты и преподаватели, среди которых ЛИЛЯ, внимают красивому казаху, САРСЕНУ БАКЕЕВУ, который читает стихи:

В колебанье – мое постоянство,
Есть очень много возможностей,
Есть множество вариантов,
И было бы просто ошибкой
Что-то одно предпочесть.
Выбор – самоограбленье,
И чтоб не корить себя после,
Хочу, чтоб не я, а случай
Вместо меня выбирал…
Но случай, увы, никогда
Не бывает настолько упорен,
Чтобы избавить меня от ответственности,
Он мне свободу дает…
Но выбрать одно – это значит
Лишиться всего остального…
А если захочешь всего –
Совсем ничего не получишь.
Маленькой смерти подобен
Выбор – я с ним не спешу.
Я знаю, что надо решиться…
Пусть завтра, но не сейчас!
Мир еще бесконечен.
Еще все на свете возможно!
И все я навек потеряю
Потянувшись к чему-то рукой.
…Еще целый миг все мое!

САРСЕН разводит во всю ширь руки, как бы обнимая мир. Раздаются бурные аплодисменты. Студенты и особенно студентки влюблено смотрят на поэта. И прежде всего – Лиля, сидящая рядом с девушкой ДАРИГОЙ и ребятами – казахами.

ИНТЕРЬЕР. КОМНАТА В ОБЩЕЖИТИИ ВЫСОТНОГО ЗДАНИЯ МГУ – РАННИЙ ВЕЧЕР - ПРОДОЛЖЕНИЕ

Воспоминание прерывается условленным, с определенными интервалами, стуком в дверях. ЛИЛЯ спрыгивает с подоконника и идет открывать двери. В комнату, в которой стоят три заправленные разноцветными шерстяными одеялами кровати, вваливаются студентки СВЕТА и ВЕРА, одетые по-осеннему, с портфелями и бумажными кульками в руках.

СВЕТА И ВЕРА
Привет, Лилька. Ну, как ты?

Снимают одежду, начинают переодеваться.

ЛИЛЯ
Нормально, как в тюрьме.

Комната действительно тесновата: места хватает только для трех стульев, стола и шкафа.

СВЕТА
Да, уж...
ВЕРА
Тоже мне, нашли тюрьму!
(обращается к Лиле)
Танцуй! Тебе письмо! И перевод!

ЛИЛЯ
Да?

Встрепенувшись, совершает несколько танцевальных па.
Вера вытаскивает из портфеля конверт, бланк перевода и отдает ЛИЛЕ. Та, мельком взглянув на перевод, разрывает конверт и вытаскивает из него сложенные листочки. Углубляется в чтение.
Девушки переодеваются в домашнюю одежду.

СВЕТА
Ну, от него?..

ЛИЛЯ
Ага.

СВЕТА
Ну... Ну... Что пишет? Когда приедет-то?

ЛИЛЯ
Об этом он не пишет...

ЛИЛЯ хлюпает носом, кашляет.

ВЕРА
Все они такие! Раз - а потом в кусты.

В комнату входит МАША. Красивая, с хищноватой внешностью.

МАША
Привет, девчонки. Вы уже дома?

СВЕТА
Тоже нашла себе дом. Общага есть общага. Ты чего припозднилась?

МАША
А меня Виктор в кафе пригласил…

Снимает себя белый плащ, садится на кровать

СВЕТА
Ну, Машка, добилась все-таки своего...

В голосе ее проскальзывает зависть

МАША
Пока еще нет... Но…

МАША торжествующе улыбается.

СВЕТА
(повернувшись к ЛИЛЕ)
Вот как надо! Москвич, с квартирой. Не то, что у тебя...

ВЕРА
Ладно, Cветка, ужинать пора… Дуй на кухню, сегодня твоя очередь.

СВЕТА
Дую...

СВЕТА подходит к столу и разворачивает кульки. Там полуфабрикаты - 4 котлеты и пачка замороженных пельменей.

ЛИЛЯ
Вера, дай твой пропуск. Пойду, перевод получу.

Она снова кашляет, вытаскивает платок, высмаркивается.
ВЕРА вытаскивает из кармана пропуск и отдает ей. Лиля переодевается, вытаскивает свой паспорт и, сморкаясь в платочек, выходит.

МАША
Слушайте, девчонки, она же простуженная вся

ВЕРА
Ну, значит, придется ей кровать уступить. По очереди.

МАША
Я на полу спать не могу! И вообще, сколько можно! Она уже у нас третий месяц живет! У нас ни повернуться, ничего не сделать!

ВЕРА
Стерва ты, Машка! А если бы ты в таком положении оказалась, и мы от тебя отвернулись бы?

МАША виновато молчит.

НАТУРА. ПОДМОСКОВНЫЙ ПОСЕЛОК БЛИЗ ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНОЙ ПЛАТФОРМЫ – ДЕНЬ.

На взгорке - с полсотни частных домов под железными крышами, почта, магазин, чуть в отдалении - несколько пятиэтажных панельных домов со своей котельной.
Молодой прихрамывающий кореец - ЛАВРЕНТИЙ в молодости - выходит из частного деревянного дома с русской старухой – БАБОЙ ПРАНЕЙ - и направляется вместе с ней деревянному срубу, расположенному в глубине двора.

БАБА ПРАНЯ
Вон там у нас баня.

Она показывает она на приземистый рубленый домик.

ЛАВРЕНТИЙ
И попариться можно?

БАБА ПРАНЯ
А для чего же тогда баня? Можешь и париться. А вот этот дом я и сдаю.

БАБА ПРАНЯ отпирает дверь избы, включает свет и входит в небольшую прихожую. Открывает вторую дверь, снова зажигает свет.

БАБА ПРАНЯ
Вот, смотри, какие хоромы.

ИНТЕРЬЕР. КОМНАТА В ИЗБЕ – ДЕНЬ

Посреди комнаты стоит деревянный стол с двумя лавками, у стены - большая русская печь, рядом - древняя кровать.

БАБА ПРАНЯ
А там, за печкой, еще одна кровать есть. Два матраца, подушки, одеяла. Здесь посуда имеется.

БАБА ПРАНЯ открывает шкафчик и вытаскивает закопченный чайник, чугунок.
Только вот, милок, белье свое привози.
ЛАВРЕНТИЙ
Хорошо. Прасковья Алексеевна...

БАБА ПРАНЯ
Можешь звать меня Праня. По возрасту я тебе в бабки гожусь.

ЛАВРЕНТИЙ
Хорошо, тетя Праня.А здесь зимой не холодно?

БАБА ПРАНЯ
Что ты, милок… Мы здесь сами в войну жили. Печка-то еще моим свекром была сложена, хорошая печка, дров много не берет, положишь парочу полешек, и от жары паришься... Ну, что, берешь?

ЛАВРЕНТИЙ
Беру! Только я заранее предупредить хочу, что ко мне друзья будут приезжать, могут остаться переночевать.

БАБА ПРАНЯ
Да завсегда, пожалуйста!. А если еще помогут с дровами - напилить, наколоть... Нам бы со стариком вообще хорошо бы было.

ЛАВРЕНТИЙ
Это я Вам обещаю. Это мои друзья с удовольствием.

БАБА ПРАНЯ
(с сомнением)
Да?
ЛАВРЕНТИЙ
Ну, тогда договорились. Значит, 15 рублей?

БАБА ПРАНЯ
15, милок. За свет-отдельно. И за дрова отдельно…

Она тревожно смотрит на Лаврентия.

ЛАВРЕНТИЙ
За дрова?..

БАБА ПРАНЯ
(торопливо)
Ну, да, сынок, а как же? Ить, дрова - то мы сами покупаем. А хочешь, сам себе дрова покупай...

ЛАВРЕНТИЙ
Ладно, пусть будет так... Вам деньги сейчас отдать, или потом?

БАБА ПРАНЯ
Как хочешь, милок. Хочешь - счас, хочешь потом...

ЛАВРЕНТИЙ
Ну, тогда я Вам сейчас задаток дам - 10 рублей, а остальные потом. Так годится, баба Праня?

БАБА ПРАНЯ
Годится, сынок…

Берет деньги и прячет их в карман халата.

А, извини, у тебя документы - то имеются?

ЛАВРЕНТИЙ
Имеются, вот мои документы.

Он вытаскивает паспорт и студенческий билет. Бабка подслеповато смотрит на них и возвращает корейцу.

БАБА ПРАНЯ
Все равно не вижу... Что там написано-то?

ЛАВРЕНТИЙ
Написано, что я студент Всесоюзного государственного института кинематографии.

БАБА ПРАНЯ
Ишь-ты. А фамилия у тебя какая? Ты вроде бы как нерусский?

ЛАВРЕНТИЙ
(улыбается)
Да, я кореец. Фамилия у меня - Ким, а зовут - Лаврентий.

БАБА ПРАНЯ
Ишь ты... Это в честь Берии, что ли?

ЛАВРЕНТИЙ
(Смеется)
Не знаю, теть Праня. Может быть. Ну, ладно.

Укладывает документы во внутренний карман.

Так значит, я завтра к Вам с вещами приду.

БАБА ПРАНЯ
Буду ждать, милок.

ЛАВРЕНТИЙ И БАБА ПРАНЯ выходят из избы. Лаврентий, поклонившись, идет к воротам, а старуха поднимается на крыльцо и входит в дом.

ИНТЕРЬЕР. ДОМ СТАРИКОВ – ДЕНЬ

ДЕД ИВАН, лежащий на кровати, поднимает голову.

ДЕД ИВАН
Ну, что, Праня, сдала?

БАБА ПРАНЯ
Сдала.

Снимает с головы платок.

ДЕД ИВАН
Ну, слава богу. Как договорились-то?

БАБА ПРАНЯ
15 рублей за жилье. За свет - сколько нажжет. И за дрова отдельно.

ДЕД ИВАН
Тогда нормально

Откидывается на подушки.

БАБА ПРАНЯ
Конечно, нормально! Спасибо тебе, господи, за жильца!

БАБА ПРАНЯ крестится на образок в углу.

Живая душа рядом будет...

ДЕД ИВАН
Как жильца-то зовут? Я не расслышал.

БАБА ПРАНЯ
Лаврентием.

ДЕД ИВАН
Имя-то какое страхолюдное...
БАБА ПРАНЯ
И не говори, Ваня. Сам-то вроде ничего, не такой страшный...

ДЕД ИВАН
Ну, дай-то бог...

ИНТЕРЬЕР. КОМНАТА В ОБЩЕЖИТИИ ВГИКА – ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ ДНЯ.

Лаврентий собирает вещи в комнате общежития. На двух койках сидят русский парень АЛЕКСЕЙ и грузин ИРАКЛИЙ, которые перевязывают стопки с книгами, за столом сидит эстонец ЭЙНО, укладывающий вещи в картонную коробку.

АЛЕКСЕЙ
15 рублей все-таки дорого. Да еще за дрова, за свет... За общагу 3 рубля. На что жить-то будешь, Лавруха?

ЛАВРЕНТИЙ
Мне сестра обещала по 15 рублей присылать. По 80 копеек в день на еду, значит, будет. За свет и дрова, ну, рубля 4 уйдет. И еще 5 рублей - на транспорт останется. Я уже все подсчитал. Зато, Алеша, там тишина, покой, работать можно.

ИРАКЛИЙ
Да, в общаге не попишешь. Бедлам. Хорошо вот Вам, операторам, Эйно. У Вас таких проблем нет!

ЭЙНО
(с характерным эстонским акцентом)
Нет, почему же, нам тоже покой и уединение не помешали бы. Ираклий, у тебя веревки не найдется?

ИРАКЛИЙ
Пачему не найдется…

Лезет в тумбочку. Вытаскивает бечевку.

У меня, как в Греции, - все есть.

ЭЙНО начинает увязывать коробку. В комнату без стука входят двое казахов и казашка. Один из них – МАРАТ - высокий, симпатичный, с сумкой в руках. Другой – САКЕН - невысокого росточка, с подвижными чертами лица. Девушка – ДАРИГА - полная, с круглым лицом и властным взглядом.

САКЕН
Привет-привет!

ЛАВРЕНТИЙ
Здравствуй, Сакен. Здравствуй, Марат, здравствуй, Дарига!

МАРАТ
Мы слышали, Ларик, у тебя сегодня новоселье?
ЛАВРЕНТИЙ
(удивленно)
Какое новоселье? Просто переезжаю на квартиру.
САКЕН
(возмущенно)
Как, вот так просто переезжаешь? Без обмыва? Тогда тебе там будет не житье! Нет, так не годится!

ЛАВРЕНТИЙ
Ребята, я думал вначале устроиться, а потом Вас позвать! Там же ничего сейчас нет. И денег у меня на новоселье тоже нет.

МАРАТ
А нам ничего и не надо! Мы с собой принесли!

Ставит сумку на стол и приоткрывая ее. Несколько голов склоняются над нею и исторгают стон восхищения.

ДАРИГА
Мы только что с вокзала, получили от родственников посылки. Так что все, что нужно, есть. Новоселье будет именно сегодня! Ларик, сам знаешь, до завтра мы это все не сможем уберечь.

ЛАРИК
(машет рукой)
Ладно! Сегодня так сегодня!

ИНТЕРЬЕР. КОМНАТА В ДЕРЕВЕНСКЙ ИЗБЕ – ВЕЧЕР

Потрескивают в печи березовые поленья, на поверхности которых то и дело вспучивается березовый сок. В срубе стоит гул человеческих голосов: за столом на лавках сидят добрых два десятка студентов - мужчин и женщин - а в стороне, за печкой, на кровати целуются парень и красивая девушка. Сакен сидит рядом с раскрасневшимся Эйно.

САКЕН
А у нас в Казахстане в 20-е и 30-е годы от голода умерли миллионы людей! Только эти сведения закрыты! А народ-то все знает и все помнит! Разве эту память перечеркнешь?

ЭЙНО
А у нас десятки тысяч людей погибли в Сибири! Они там думают, народ им это простит? Никогда!

В следующей компании идет разговор на другую тему.

МИША
Не могу больше, не понимает она меня.... Как приду домой, все время на скандалы нарываюсь... Я ей говорю: " Клава, я не пью, это я работаю..." А она мне отвечает: " Сволочь, если по России все мужики пьют, то, значит, тоже работают?" Не понимает, что для нас, сценаристов, общение - это и есть работа...

ИРАКЛИЙ сочувственно кивает ему головой.

ИРАКЛИЙ
Слюшай, Миша, у Вас женщины вообще слишком бальшую власть взяли над мужчинами. Как Вы такое допустили, я не понимаю! Женщина должна знать свое место, тогда будет во всем порядок! Вот у нас, у грузин...

Пьяненький ЛАВРЕНТИЙ сидит рядом с ДАРИГОЙ.

ЛАВРЕНТИЙ
Понимаешь, Дарига, у меня есть понимание своего предназначения в этой жизни... Жизнь, она дается один только раз...

Его слова слышит МАРАТ.
МАРАТ
(хохотнув, подхватывает)
И прожить ее нужно так, чтобы не было мучительно больно.

ЛАВРЕНТИЙ
Не надо опошлять! Я совсем о другом...

АЛЕША разливает по стаканам.

АЛЕША
Вот увидите, он всех за пояс заткнет. Он - глыба, мужик!

ИРАКЛИЙ
Ты это о ком?
АЛЕША
О Васе Шукшине.
МАРАТ
Если не сопьется. Я первокурсником был, когда он в общаге такое вытворял...

ИРАКЛИЙ
На Руси веселие есть питие.

АЛЕША
Нет, он сейчас завязал. Он сейчас пишет. Ребята говорят, такой литературы у нас еще не было!

МИША вскакивает со своего места и начинает надрывно петь:

Ты ж мене пидманула, ты ж мене пидвела, ты ж мене, молодого, з ума разума свела!

Все, забросив свои разговоры, начинают подпевать ему.

ИНТЕРЬЕР. КОМНАТА В ДОМЕ СТАРИКОВ - НОЧЬ

В доме рядышком лежат старик и старуха, слушают доносящуюся песню.
ДЕД ИВАН
Хорошо поют, чертяки!

Озорно прижимает к себе старуху.

БАБА ПРАНЯ
(со смехом отталкивает его)
Никак, кровь взыграла?

ДЕД ИВАН
Взыграла, Праня!

ИНТЕРЬЕР. ОБЩЕЖИТИЕ В ВЫСОТНОМ ЗДАНИИ МГУ – НОЧЬ

По длинному коридору общежития в высотном здании МГУ идет проверочная комиссия. Возглавляет ее моложавый невысокий мужчина с ранней проседью на голове. Это - Начальник общежитий МГУ, знаменитый и нелюбимый в студенческой среде некто КИБИРОВ. Следом за ним вышагивают комендант этажа - пожилая крепкая женщина, старший лейтенант милиции, несколько дружинников с красными повязками на рукавах. Процессия останавливается возле каждой комнаты, женщина-комендант стучится в дверь и густым басом кричит:
Проверка паспортного режима! Откройте двери!

Из дверей выглядывают перепуганные ребята. Комиссия входит в комнату. Спустя некоторое время из комнаты выводят полуодетых девушек. Их окружают дружинники.

ИНТЕРЬЕР. КОМНАТА В СТУДЕНЧЕСКОМ ОБЩЕЖИТИИ – НОЧЬ

В дверях комнаты, где начинают располагаться ко сну ЛИЛЯ, СВЕТА, ВЕРА и МАША,- они передвигают стол, складывают стулья, высвобождая место для постели на полу - раздается стук, и чей-то взволнованный голос сообщает:

Девчонки! Проверка паспортного режима! Кибиров в 117 комнату вошел!

Всполошенные девушки вскакивают со своих мест, начинают метаться.

ВЕРА
Спокойно! Укладывайте матрацы обратно на кровать, разложите постели! Время еще есть. Так, Лилька, возьми мои документы, ложись в кровать. А я пошла, проскочу мимо них, а когда они закончат проверку, вернусь!

Вера накидывает на себя куртку и выходит из комнаты. Она проходит мимо дружинников, стоящих возле дверей. Ее останавливает КИБИРОВ, вышедший из очередной комнаты.

КИБИРОВ
Девушка, стойте!

ВЕРА
(останавливается)
А в чем дело?.

КИБИРОВ
Проверка паспортного режима. Ваши документы, пожалуйста!

ВЕРА сует руку в карман и пошарив в нем, а потом в других карманах

ВЕРА
Вот, мой студенческий билет.

КИБИРОВ
А где Ваш паспорт?

ВЕРА
(пожимая плечами)
Дома, наверное.

КИБИРОВ
Вот как? И где Ваш дом?

ВЕРА
Я - москвичка. А здесь была в гостях.
КИБИРОВ
Вот как...Что-то Вы поздно по гостям расхаживаете…

Возвращает студенческий билет.

Ну ладно, идите...
В это время вышедшая из комнаты КОМЕНДАНТША смотрит на Веру.

КОМЕНДАНТША
Архипова, а ты это куда на ночь глядя собралась?

ВЕРА
(смущенно)
Я... так, по делам. На вокзал, надо встретить...

КИБИРОВ смотрит на нее, потом на КОМЕНДАНТШУ.

КИБИРОВ
Вы ее знаете?

КОМЕНДАНТША
А как же, это член нашего студсовета - Архипова, живет у нас в 123 комнате.

КИБИРОВ
(глядя на Веру)
Ай-яй-яй… А зачем же вы меня обманули?

В глазах у него зажигаются зловещие огоньки

ИНТЕРЬЕР. КОРИДОР В УЧЕБНОМ КОРПУСЕ ВГИКА – ДЕНЬ

ЛАВРЕНТИЙ выходит одним из последних из аудитории, разговаривая с ПРЕПОДАВАТЕЛЕМ - известным в стране сценаристом.
На стенах - портреты знаменитых деятелей киноискусства.

ПРЕПОДАВАТЕЛЬ
Это очень интересная тема, товарищ Ким. Так что желаю Вам успеха.

Он кланяется и уходит.К ЛАВРЕНТИЮ тут же подскакивает ожидающая его ДАРИГА.
ДАРИГА
Ларик, а я тебя жду!

ЛАВРЕНТИЙ
Здравствуй, Дарига! Что случилось?

ДАРИГА
Случилось!

Она отводит ЛАВРЕНТИЯ в сторону.

Значит, так, ты должен приютить у себя одного человека.

ЛАВРЕНТИЙ
Не понял?

И, догадавшись, что его вожделенной свободе грозит опасность, начинает торопливо возражать

ЛАВРЕНТИЙ

Нет-нет, Дарига, это совершенно невозможно! Ты что? Ты слышала, что сказал Орлов? Я нашел интересную тему, и мне надо писать...

ДАРИГА
(непреклонно)
Ларик, ты должен. Тем более, что речь идет о беременной женщине...

ЛАВРЕНТИЙ
Что?! Беременная?

ДАРИГА
Да, она наша землячка, из Алма-Аты...

ЛАВРЕНТИЙ
Дарига, но, если она беременная... ей лучше поехать домой!

ДАРИГА
Не может она поехать, понимаешь?
ЛАВРЕНТИЙ

Нет... Не понимаю... Хоть убей...

ДАРИГА
Зачем тебя убивать, ты еще пригодиться можешь... Ну, в общем... Она приехала поступать и провалилась... А родителям наврала, что поступила. А тут в нашей компании познакомилась...

ДАРИГА, оглянувшись по сторонам, наклоняется к уху ЛАВРЕНТИЯ. Разгибается.

Теперь понимаешь, почему она не может поехать домой?

ЛАВРЕНТИЙ
Не совсем...
ДАРИГА
Ну, ладно, потом поймешь...

Она внимательно посмотрев на ЛАВРЕНТИЯ, с удвоенной энергией начинает говорить.

ДАРИГА
Она, бедная, почти три месяца прожила у подруг в МГУ, не выходя из комнаты, зайцем была три месяца, представляешь? А это очень вредно для ребенка! Ей ведь гулять надо, свежим воздухом дышать! В общем, наше землячество решило, что она должна пожить у тебя, Ларик! Тем более, что ее там поймали и выселили... Теперь понятно?

ЛАВРЕНТИЙ
(уныло)
Понятно-то понятно... Дарига, но я же должен писать... Я для этого квартиру снял...

ДАРИГА
Она тебе мешать не будет!

Задумывается и лицо ее светлеет.

Зато она тебе готовить будет, убирать, стирать! Ты еще благодарить меня будешь!

ЛАВРЕНТИЙ
(с сомнением)
Не уверен...

ДАРИГА, истолковав его сомнение в свою пользу, отворачивается от него и кричит в глубь коридора.

ДАРИГА
Марат! Сакен! Ведите Лилю сюда!

ЛАВРЕНТИЙ
(с испугом)
Так что, прямо сейчас?!

ДАРИГА
Прямо сейчас!. Понимаешь, ее в нашем общежитии тоже уже засекли. Так что ничего не поделаешь...

МАРАТ и САКЕН, как арестованную, ведут под руки ЛИЛЮ.

ДАРИГА
Вот, знакомьтесь. Это Лиля. А это - Ларик. Если полностью, Лаврентий Ким.

ЛИЛЯ
Здравствуйте.
ЛИЛЯ кашляет.

ЛАВРЕНТИЙ
Здравствуйте.

Он не скрывает своей неприязни.

ДАРИГА
(торопливо)
Ну, ладно, мы Вас познакомили, а теперь нам надо бежать. Пока!

ЛАВРЕНТИЙ
Как - пока? Подождите!

ЛАВРЕНТИЙ всплескивает руками, но его земляки уже исчезают за углом. Он смотрит на ЛИЛЮ, она опускает глаза.

ЛАВРЕНТИЙ
(кисло)
Ну, ладно, пойдемте.

НАТУРА. ПРИГОРОДНАЯ ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНАЯ СТАНЦИЯ – ВЕЧЕР.

ЛАВРЕНТИЙ и ЛИЛЯ сходят с электрички и идут по дороге. ЛИЛЯ заходится в кашле.

ЛАВРЕНТИЙ
А вы в Алма-Ате где жили?

ЛИЛЯ
На улице Фурманова.

ЛАВРЕНТИЙ
Ниже Абая или выше?

ЛИЛЯ
Выше. В трехэтажных домах…

ЛАВРЕНТИЙ
А, знаю, их немцы после войны строили.
ЛИЛЯ
Не немцы, а фашисты…

ЛИЛЯ заходится в кашле. Затем разгибается.

Чтобы вы знали… Я – немка.

ЛАВРЕНТИЙ
Ну и что? А я кореец.

ЛИЛЯ
(тихо)
Вам легче…

ЛАВРЕНТИЙ пожимает плечами. Подойдя к дому, открывает калитку и пропускает девушку вперед

ЛАВРЕНТИЙ
Проходите. Вон, по дорожке, в тот домик.

ИНТЕРЬЕР. КОМНАТА В ДОМЕ СТАРИКОВ – ВЕЧЕР

В окошко их замечает баба ПРАНЯ.

БАБА ПРАНЯ
Слышь, Вань, жилец-то наш молодуху к себе привел.

ДЕД ИВАН
Ну, а что, дело молодое... Симпатичная хоть?

БАБА ПРАНЯ
(с досадой)
Да я не успела разглядеть!.

ИНТЕРЬЕР. КОМНАТА В ДЕРЕВЕНСКОЙ ИЗБЕ - ВЕЧЕР

ЛАВРЕНТИЙ открывает двери, зажигает свет.

ЛАВРЕНТИЙ
Вот, это здесь... Если Вас это устраивает... Удобства все во дворе, поэтому их нельзя, конечно, назвать удобствами... Скорее всего, это сплошные неудобства... Особенно зимой.

Понятно, что слова, которые произносит ЛАВРЕНТИЙ, вызваны надеждой, что свалившейся нежданно-негаданно на голову девице не понравится его обиталище. ЛИЛЯ оглядывается по сторонам, кашляя, подходит к печке, прижимает к ней озябшие ладошки, прислоняется щекой.
ЛИЛЯ
Теплая еще...

Воцаряется пауза. И тут ЛАВРЕНТИЙ, как девушка тихонько плачет.

ЛАВРЕНТИЙ
(растерянно)
Ну, тогда...

Помолчав, продолжает уже окрепшим уверенным голосом, потому что не в силах слышать плач:
Тогда так: спать Вы будете вон там, за печкой... Там еще одна кровать есть. Я потом прибью занавеску, и будет у вас как отдельная комната. Только у меня пока нет занавески. И простыней свежих тоже пока нет…

И продолжает:
Вы слышите? Вы, пожалуйста, не плачьте... Проживем как-нибудь...

ЛИЛЯ оборачивается к нему.
ЛИЛЯ
Правда?

ЛАВРЕНТИЙ
Правда, конечно, правда. Сейчас я дров принесу, печку растоплю, там у меня банка консервов есть, в чугунке суп остался, хлеб тоже есть...

ЛИЛЯ заходится в кашле. ЛАВРЕНТИЙ смотрит на раскрасневшуюся девушку.
ЛАВРЕНТИЙ
Погодите, у Вас, кажется температура...

ЛАВРЕНТИЙ подходит к ней, трогает ее лоб.

ЛАВРЕНТИЙ
Точно... Вы посидите, я сейчас...

ЛАВРЕНТИЙ выбегает из избы.

НАТУРА. ДВОР ДЕРЕВЕНСКОГО ДОМА – ВЕЧЕР

Лаврентий торопливо проходит к хозяйскому дому. Стучится.

ЛАВРЕНТИЙ

Баба Праня!

Старуха выходит на крыльцо.

БАБА ПРАНЯ
Что случилось, милок?

ЛАВРЕНТИЙ
У Вас случайно нет лекарства от простуды? Там у меня...знакомая, заболела, кажется.

БАБА ПРАНЯ
От простуды милок, первым делом - горячий чай с малиной. И пропотеть как следует.

ЛАВРЕНТИЙ
А...Это не вредно?. Она, видите ли, беременная...

БАБА ПРАНЯ
Так, милок, для беременной-то лекарства как раз и не годятся... Погоди-ка, я сейчас.

Старуха исчезает. Лаврентий переминается с ноги на ногу.

ЛАВРЕНТИЙ
Ну, Дарига... Чтоб тебя...

Появляется старуха с банкой варенья.

БАБА ПРАНЯ
Пойдем, милок, посмотрим...

Они идут к избе.

ИНТЕРЬЕР. ДЕРЕВЕНСКАЯ ИЗБА - ВЕЧЕР

ЛИЛЯ сидит за столом, склонив голову на сложенные руки. Заставшие ее в таком положении БАБА ПРАНЯ с ЛАВРЕНТИЕМ поднимают ее с двух сторон и ведут к кровати, расположенной за печкой.

БАБА ПРАНЯ
Ты вот что, Лаврентий, печь разжигай, чайник ставь.

ЛАВРЕНТИЙ
Я – сейчас

Бросается из комнаты.

ИНТЕРЬЕР. ДЕРЕВЕНСКАЯ ИЗБА – ВЕЧЕР – ПРОДОЛЖЕНИЕ

И вот уже полыхают дрова в печи, трясется крышка на кипящем чайнике. Старуха выходит из-за печи и говорит, присаживаясь к столу.
БАБА ПРАНЯ
Ну, все, пропотеет за ночь, и будет как новенькая... Симпатичная...
(с упреком)
А не сказал, когда квартиру нанимал, что вдвоем будешь жить...

ЛАВРЕНТИЙ
Да нет, баба Праня, это совсем другое. Не то, что Вы подумали...

БАБА ПРАНЯ
А что же я такого плохого подумала?

ЛАВРЕНТИЙ
Да нет, правду Вам говорю. Это - девушка моего...Э... товарища... Это не моя девушка. Понимаете, ей просто деваться сейчас некуда. Так получилось. Можно, она со мной... Вернее, не со мной, а вообще... Поживет? Только у меня денег нет, чтобы Вам дополнительно платить...

Старуха смотрит на него испытующе, но Ларик выдерживает ее взгляд.

БАБА ПРАНЯ
Так уж и быть, пусть живет.

ЛАВРЕНТИЙ
Спасибо Вам.

ИНТЕРЬЕР. КОМНАТА В ДЕРЕВЕНСКОЙ ИЗБЕ – УТРО

ЛАВРЕНТИЙ и ЛИЛЯ сидят за столом и завтракают.

ЛАВРЕНТИЙ
Ну, как Вы себя чувствуете?

ЛИЛЯ пробует покашлять.
ЛИЛЯ
Как рукой сняло.

ЛАВРЕНТИЙ
Ну, и слава богу! Это все баба Праня...

ЛИЛЯ
Праня? Какое смешное имя...

ЛАВРЕНТИЙ
Ну, вообще-то она - Прасковья Алексеевна. Ее муж, дядя Иван, Праней зовет. Хозяева замечательные попались. Одинокие... Два сына на войне погибли. Старик артиллеристом на войне был, всю войну прошел. А тетя Прасковья медсестрой в санбате - просто чудо. Ну, Вы поели?

ЛИЛЯ меняется в лице. ЛАВРЕНТИЙ смотрит на нее.

ЛАВРЕНТИЙ
Что случилось?

ЛИЛЯ
(тихо)
Не говорите им, что я немка…

ЛАВРЕНТИЙ
Да что вы, Лиля… При чем тут это… Вы же ни в чем перед ними не виноваты…
ЛИЛЯ
Вы не знаете… Мы ведь тоже немцы…

Опускает голову.

ЛАВРЕНТИЙ
Ну, хорошо... Я тогда посуду помою

Он поднимается из-за стола.

ЛИЛЯ
(вскочив с места)
Нет-нет, посуду мыть буду я. И вообще, Вы теперь ни о чем не беспокойтесь: я продукты буду покупать, убирать, стирать...

ЛАВРЕНТИЙ
(сконфуженно)
Ну, что Вы, так нельзя... А то я с Вами войду в роль восточного феодала, и потом…не выйду из нее...

ЛИЛЯ
(улыбается)
Я думаю, вам это не грозит. Вы по характеру другой.

ЛАВРЕНТИЙ
Да?..

ЛИЛЯ
Да, я это сразу поняла...

ЛАВРЕНТИЙ, не зная, что ответить, достает из кармана деньги, пересчитывает их.

ЛАВРЕНТИЙ
Вот, здесь 27 рублей. 7 рублей я возьму, а 20 рублей на хозяйство. Правда, еще 10 рублей я хозяйке должен, за квартиру. Но у меня стипендия скоро...

ЛИЛЯ
Ой, а у меня тоже деньги есть!

Она подбегает к своей куртке, висящей на гвозде, достает из кармана кошелек и возвращается с ним к столу. Вытаскивает деньги, пересчитывает.

Вот, 24 рубля с мелочью...

ЛАВРЕНТИЙ
Ну, тогда мы – богачи! У нас еще бутылок рубля на 3... Ладно, я пошел.

ЛАВРЕНТИЙ надевает куртку. ЛИЛЯ встает и провожает его до порога.

ИНТЕРЬЕР. КОМНАТА В ОБЩЕЖИТИИ ВГИКА – ДЕНЬ

Вместе с друзьями - АЛЕШЕЙ, ИРАКЛИЕМ и ЭЙНО - ЛВРЕНТИЙ входит в комнату в общежитии. На его месте лежит парень, который, увидев их, поднимается и садится.

ИРАКЛИЙ
Вот, видишь, Лаврентий, свято место пусто не бывает. Не успело, так сказать, остыть твое ложе, как его заселили новым, так сказать, телом.

ЛАВРЕНТИЙ
Здравствуйте, меня зовут Лаврентий. А фамилия моя Ким.

ПАРЕНЬ
А меня зовут Андрей. А фамилия – Серегин.

Парень не склонен к дружелюбию, но Лаврентий не замечает этого.

ЛАВРЕНТИЙ
Вы первокурсник?

ПАРЕНЬ
Нет. Я восстановился на третьем. Был в армии.

ЛАВРЕНТИЙ
Вас что - из нашего института забрили?

ПАРЕНЬ
Нет. Я сам.

ЛАВРЕНТИЙ
Как это - сам?

АЛЕША
Ну что ты, Лавруха, не понимаешь. Человек захотел глубокого погружения…в армейскую службу. Чтобы, так сказать, затем правдиво отобразить ее на экране…

АЛЕША усмехается.

ПАРЕНЬ
Да, это было именно так.

Он встает и выходит из комнаты.

ИРАКЛИЙ
Суровый мужик Ну, рассказывай, как живется с квартиранткой?

Он, конечно, намекает, Но ЛАВРЕНТИЙ предпочитает по-восточному тонко не заметить намека.

ЛАВРЕНТИЙ
Вот мне земляки удружили так удружили. Работать невозможно. Я же не могу писать, когда у меня кто-то под боком находится! Я специально снял этот дом, от Вас ушел...

ЭЙНО
А может, тебе повезло, а ты пока этого не понимаешь?

ЛАВРЕНТИЙ
Эйно, о чем ты говоришь? У меня весь сценарий в голове, осталось только его на бумагу выложить... Ребята, вы же знаете, я Вам рассказывал...

ИРАКЛИЙ
Знаем...Шу-Шу-Шу... Корейский вклад в Лениниану.

АЛЕША
(улыбаясь)
Ты же нам все уши про - Шу-Шу-Шу-кал.

ИРАКЛИЙ поднимает кверху палец.
ИРАКЛИЙ
Знаешь, Ларик, ты не торопись писать. Ты торопись жить,- вот что я тебе скажу! У тебя под боком такой сценарий, а ты зачем-то все время Шушенским бредишь...

ЛАВРЕНТИЙ
Ребята, ну что вы в самом деле! Я ведь серьезно!

ДРУЗЬЯ
(дружно)
И мы серьезно

Поглядев на ЛАВРЕНТИЯ, ИРАКЛИЙ произносит сакраментальное.

ИРАКЛИЙ
Товарищ не понимает...

ИНТЕРЬЕР. МАГАЗИН СЕМИДЕСЯТЫХ ГОДОВ – ВЕЧЕР

ЛАВРЕНТИЙ входит в магазин, идет вдоль полупустых полок. На витринах в основном макароны, рис, банки с консервированными огурцами и зелеными помидорами. Останавливается возле продавщицы

ЛАВРЕНТИЙ
Скажите, а что из продуктов полезно для беременной?

ПРОДАВЩИЦА
Полезно все, чего здесь нет.

Видит вытянувшееся лицо ЛАВРЕНТИЯ.

Ну, что может быть полезно? Творог, сливочное масло, сметана, свежие овощи, фрукты, парная говядина...

ЛАВРЕНТИЙ
Наверное, это для всех может быть полезно…

ПРОДАВЩИЦА
Нашли время детей заводить! Видите, что творится?

Показывает на пустые полки.
ЛАВРЕНТИЙ
Так когда же их заводить, как не в молодости.

ПРОДАВЩИЦА
Это-то верно. Иди вон квашеную капусту с клюквой купи. В ней витаминов много.

ИНТЕРЬЕР. ДЕРЕВЕНСКАЯ ИЗБА – ВЕЧЕР.

На столе стоит эмалированная чашка с квашеной капустой.
ЛИЛЯ и ЛАВРЕНТИЙ сидят за небогатым столом. Котлеты, картошка, хлеб.

ЛАВРЕНТИЙ
(заботливо)
Вы, главное, капусту побольше ешьте. Очень полезно, особенно в Вашем положении. Мне об этом знающие люди сказали.

ЛИЛЯ
Спасибо.

Они начинают ужинать. У ЛИЛИ довольно виноватый вид, и ЛАВРЕНТИЙ в конце концов обращает на это внимание.

ЛАВРЕНТИЙ
У Вас ничего не случилось?

ЛИЛЯ виновато опускает голову.

ЛИЛЯ
Вы, наверное, будете меня ругать...

ЛАВРЕНТИЙ
(удивленно)
Почему Вы так думаете?

ЛИЛЯ
(виновато)
Я...Я сегодня потратилась…

ЛАВРЕНТИЙ
Да? Ну, наверное, Вам в Вашем положении без этого нельзя было обойтись...

ЛИЛЯ
Можно и так сказать... Я не могла удержаться... Здесь так неуютно...

ЛАВРЕНТИЙ
Тут я с Вами согласен… Конечно, я думал, как здесь все... Облагородить.

ЛИЛЯ
Правда? И я о том же подумала!

ЛИЛЯ вскакивает с места, бежит в свой закуток, возвращается со свертками, разворачивает их, показывая несколько кусков ткани.

ЛИЛЯ
Вот, это - на занавески, а это - на ширму... Будут у нас как две комнаты... Ведь здорово, правда?

ЛАВРЕНТИЙ
(бодро)
Правда.

ЛИЛЯ
А еще я у бабы Прани нашла старые журналы, можно сделать вырезки и везде украсить. А стол мы поставим вот так, и Вам возле окна будет удобно работать, правда?

ЛАВРЕНТИЙ
Да, пожалуй...

Видно, что ЛАВРЕНТИЙ мысленно подсчитывает, какой урон нанесен бюджету совершенными жертвами во имя красоты.

ЛИЛЯ
А у вас что-то уже есть, опубликованное?

ЛАВРЕНТИЙ
(смущенно)
Ну, в общем-то... Пока нет... Только наброски.

ЛИЛЯ
А это трудно - писать?

ЛАВРЕНТИЙ
Конечно!. Это только со стороны кажется, что просто... А начнешь... Начинают сомнения обуревать... Может, ты графоман...

ЛИЛЯ
А если отбросить все сомнения?

ЛАВРЕНТИЙ
(смеется)
Ну, тогда ты точно графоман! Вон, Лев Толстой, сколько раз переписывал свою "Войну и мир"...

НАТУРА. ДЕРЕВЕНСКИЙ ПОСЕЛОК - РАННЕЕ УТРО.

Легкий снежок накрыл улицы, деревья, крыши домов. Тускло горят фонари на столбах. Слышен лай собак. Начинают горланить петухи. Из небольшого одноэтажного здания с вывеской "Почта" выходит ЛАВРЕНТИЙ. У него на плече тяжелая почтальонская сумка, к груди он прижимает пачку газет. ЛАВРЕНТИЙ бредет по направлению к 5-этажным панельным домам. Входит в первый подъезд, начинает раскладывать газеты.

ЛАВРЕНТИЙ
(Бормочет)
И чего они так много газет выписывают? Так, это что? "Правда", "Комсомольская правда", "Известия", "Труд"... Какой смысл? Ведь везде одно и то же пишут...

Разложив почту по ящикам, ЛАВРЕНТИЙ выходит из подъезда и направляется в другой.

ИНТЕРЬЕР. КОМНАТА В ИЗБЕ – УТРО

ЛАВРЕНТИЙ сидит за столом и чинит ботинок. В дверях раздается стук и открывается внешняя дверь.

ГОЛОС ИРАКЛИЯ
Хозяева, дома?

ЛАВРЕНТИЙ
Ребята приехали! Не подвели!

Он вскакивает из-за стола и бежит к двери. ЛИЛЯ выходит из-за занавески. В комнату вваливаются ДАРИГА, ИРАКЛИЙ, АЛЕША, МАРАТ, САКЕН, МИША, АНДРЕЙ, ЭЙНО. В руках у них сумки. Мужчины подходят с церемонными поклонами к ЛИЛЕ.

Здравствуйте!

ЛИЛЯ протягивает им руку, и они галантно ее целуют.
Поставив на стол две сумки, ребята оглядываются по сторонам. Заметив занавески на окнах, а также штору, отгораживающую часть комнаты, комментируют:

Прибарахлились...
Буржуи...
Да, красиво жить не запретишь...

МИША
(Лаврентию)
Ну, буржуй, показывай фронт работ!

ЛАВРЕНТИЙ
Сейчас, только надо бы Вам переодеться, стиляги!
Вы пока посидите, а я у стариков рабочую одежонку Вам подберу...

Он выходит из комнаты.

НАТУРА. ДВОР ДЕРЕВЕНСКОГО ДОМА – УТРО - ПРОДОЛЖЕНИЕ

Студенты, в старых ватниках, рабочих потрепанных штанах, за исключением щеголя-МАРАТА, стоят перед огромной кучей березовых стволов.
АЛЕША
(чешет голову)
М-да,- Не зря все-таки буржуев народ ненавидел. Это же форменная эксплуатация человека человеком!

... И начинают звенеть пилы! Вжик-вжик, вжик-вжик! Летят опилки, в воздухе распространяется терпкий аромат древесины. Разбившись на пары, одни ребята пилят, другие колунами раскалывают поленья.
Эйно и Алеша держатся за ручки двусторонней пилы и распиливают бревно.

ЭЙНО
Все вернулось на круги своя.
АЛЕША
Что ты имеешь в виду?
ЭЙНО
Дед мой пилил лес в Сибири, а я теперь - здесь, в Подмосковье
АЛЕША
Ты, наверное, по философии пятерку получил?
ЭЙНО
Нет, тройку.
АЛЕША
А рассуждаешь вполне диалектично.

МИША раскалывает поленья колуном. У него это получается на удивление легко, не то, что у САКЕНА, который с трудом поднимает бревно с вонзенным в него топором.

МИША
(усмехаясь)
Эх ты! Это же так просто!
Он размахивается и раскалывает надвое очередное полено.

САКЕН
(с чувством гордости)
Понимаешь, Миша, казахи никогда не топили дровами. Казахи используют в качестве топлива кизяк. Кизяк - это...

САКЕН поднимает торжественно палец.

МИША
(смеется)
Знаю без тебя.
САКЕН
Тогда ты понимаешь, что у казахов всегда было безотходное производство, и нам не нужны были дрова?

ЛАВРЕНТИЙ и МАРАТ укладывают поленья под навесом. Щеголь МАРАТ осторожно, чтобы не запачкать одежду, поднимает и переносит по одному полену. Над ним смеются ребята:

Эй, Марат, не перетрудись!
Ларик, ты бы нашел ему какую- нибудь робу! А то он мозолит глаза своим фраком!

МАРАТ
Как говорил Чехов, в человеке все должно быть прекрасно: и лицо, и одежда, и душа, и мысли! Заметьте, на первом месте лицо и одежда!
ИРАКЛИЙ
Артист он и есть артист!

Вышедшие на крыльцо старик со старухой смотрят на молодежь.

ДЕД ИВАН
Молодцы!

БАБА ПРАНЯ
Да, повезло нам с жильцом.

ИНТЕРЬЕР. КОМНАТА В ДОМЕ – ДЕНЬ.

ДАРИГА и ЛИЛЯ в комнате накрывают на стол. ДАРИГА, вытаскивая из сумки продукты, бутылки, откладывает в сторону один круг конской колбасы.

ДАРИГА
А это Вам с Лариком, про запас... Повесь в укромном месте, потом сваришь...

ЛИЛЯ
Ой, спасибо…

ДАРИГА
Как чувствуешь себя?

ЛИЛЯ
Хорошо...
ДАРИГА
А от Сарсена что-нибудь слышно?

ЛИЛЯ
Нет, пока ничего….

ЛИЛЯ опускает голову
ДАРИГА
(сочувственно)
Понятно... Ну, ладно, посмотрим. Тебе когда рожать?

ЛИЛЯ
(тихо)
В мае..
ДАРИГА
А родителям ты так и не сообщила?

ЛИЛЯ
(со страхом)
Пока нет...

ДАРИГА
Надо все же сообщить…

ЛИЛЯ
(уныло)
Надо...

НАТУРА. ДВОР ДЕРЕВЕНСКОГО ДОМА – ДЕНЬ

Под навесом под самый потолок аккуратно разложены березовые поленья. Разгоряченным, раздетым по пояс ребятам из ковшиков поливают ДАРИГА, ЛИЛЯ. Парни умываются, фыркают, смеются.

ДАРИГА
Ну, все за стол!

Из дома выходит БАБА ПРАНЯ со своим подносом, на котором дымится свежая картошка.

БАБА ПРАНЯ
А это Вам, ребятушки!

Следом за ней идет ДЕД ИВАН, который тащит в сетке- авоське несколько банок с соленьями.

ДЕД ИВАН
Спасибо вам… Примите. Чем богаты, тем и рады!

МАРАТ перехватывает у него сетку.

МАРАТ
Проходите, посидите с нами.

БАБА ПРАНЯ
Да что вы, у вас своя компания…

ИРАКЛИЙ
У нас, мамаша, одна общая компания, Советский Союз называется! Так что милости просим, с нами!

Все входят в сруб.

НАТУРА. У КАЛИТКИ ВО ДВОРЕ – ВЕЧЕР.

ЛАРИК и ЛИЛЯ, БАБА ПРАНЯ с ДЕДОМ ИВАНОМ провожают ребят. Все ребята "хорошие"...

БАБА ПРАНЯ, ДЕД ИВАН
Спасибо Вам.

АЛЕША
Это Вам спасибо. Мы сегодня так много от Вас узнали, ни в одной книжке такого нет!

Студенты подходят к старикам, обнимают на прощанье. АЛЕША троекратно, по-русски, расцеловывает БАБУ ПРАНЮ. Это же проделывают по очереди ИРАКЛИЙ,САКЕН... У старухи молодо начинают блестеть глаза. Все по очереди походят к ЛИЛЕ и ЛАВРЕНТИЮ.

САКЕН
Ну, старик, ты нам сегодня устроил праздник!

ЛАВРЕНТИЙ
(смеется)
Всегда пожалуйста, ребята, как дрова закончатся, милости прошу!

МИША
А что, мужики, а не создать ли нам бригаду по рубке дров, а? Наверное, желающие подрядить нас найдутся? А, тетя Праня?

БАБА ПРАНЯ
Найдутся, найдутся.

ИРАКЛИЙ
(подойдя к Лиле)
Ну, Лилечка, спасибо тебе!

ИРАКЛИЙ целует ей руку и томно глядит ей в глаза. ЛИЛЯ вспыхивает и поспешно вырывает ее, прижимаясь к ЛАВРЕНТИЮ.

ИРАКЛИЙ
Все понял, извини.

Галантно кланяется ЛИЛЕ.К ЛАВРЕНТИЮ подходит ЭЙНО.

ЭЙНО
(взволнованно)
Я никогда не забуду сегодняшний день. Знаешь, Ларик, я сегодня почувствовал что-то такое... Что братство народов существует, понимаешь?
ЛАВРЕНТИЙ
Понимаю, Эйно...

ЭЙНО поворачивается к ЛИЛЕ

Спасибо Вам.
ЛИЛЯ
(растерянно)
Мне-то за что.

ДАРИГА
(обращаясь к друзьям)
Эй, мужики! Что русская пословица гласит? "Не бойся гостя сидячего, а бойся гостя стоячего"! Или пойдемте обратно за стол, или поехали домой!

СТУДЕНТЫ
Домой, только домой!

Прощально машут руками, гурьбой двигаются в сторону железнодорожной станции.

ЛИЛЯ
(вслед)
Приезжайте к нам еще!

Студенты останавливаются, хором, дружно:

А как же!

ИНТЕРЬЕР. КОМНАТА В ИЗБЕ – НОЧЬ

ЛАВРЕНТИЙ и ЛИЛЯ входят в комнату. ЛИЛЯ начинает убирать со стола грязную посуду, ЛАВРЕНТИЙ аккуратно складывает в коробку бутылки, пересчитывает их.

ЛИЛЯ
Какие хорошие у Вас друзья!

ЛАВРЕНТИЙ
Да, замечательные...

ЛИЛЯ
А Эйно как здорово поет...Никогда бы не подумала...

ЛАВРЕНТИЙ
А Ираклий?

ЛИЛЯ
Ираклию вообще в Большом театре надо выступать. Но больше всех всем понравился, знаете, кто?

ЛАВРЕНТИЙ
Кто?
ЛИЛЯ
Вы.... У Эйно и Ираклия, конечно, хорошо поставленные голоса, а больше всего за душу всех взяло, когда пели Вы. Я это заметила...

ЛАВРЕНТИЙ
(сконфуженно)
Ну, уж, ты скажешь.

ЛИЛЯ
Нет, правда-правда...

ЛИЛЯ начинает вытирать посуду и складывать ее горкой на столе. ЛАВРЕНТИЙ подкладывает дрова в печь, оставляет дверцу открытой и садится перед ней на скамеечку. ЛИЛЯ выключает свет и подсаживается к нему. Блики пламени освещают их.

ЛИЛЯ
Я хочу Вас попросить... Спойте, пожалуйста, еще, а?
ЛАВРЕНТИЙ
Ну, хорошо…

ЛАВРЕНТИЙ начинает свой любимый русский романс...И ЛИЛЯ начинает ему подпевать. ЛАВРЕНТИЙ, удивленно покосившись на нее, продолжает вести мелодию. У них получается слаженно, дружно. И хотя голоса у них небольшие, но звучат они необыкновенно проникновенно и нежно. ЛИЛЯ и ЛАВРЕНТИЙ замолкают и удивленно смотрят друг на друга.

ЛАВРЕНТИЙ
А ты хорошо поешь...

ЛИЛЯ
Да, нет, что вы… А вы сейчас что-то пишете, по ночам?

ЛАВРЕНТИЙ
Я?.. А тебе свет мешает?

ЛИЛЯ отрицательно качает головой.

ЛИЛЯ
Нет, мне не мешает, не
беспокойтесь. Просто интересно.

ЛАВРЕНТИЙ
Я сейчас эпизоды по карточкам раскладываю. Сценарий – как пасьянс. Прикидываю, куда тот или иной эпизод поставить.

ЛИЛЯ
А о чем ваш сценарий?

ЛАВРЕНТИЙ
О том, как Ленин был в ссылке в Шушенском, и к нему приехала Крупская.

ЛИЛЯ
Ой, а они, наверное, жили в такой же избушке, как… и мы!. А вот интересно, а Ленин сам дрова рубил, или как?..

ЛАРИК смотрит на нее.
ЛАВРЕНТИЙ
Не знаю…Как же я это упустил…В самом деле… Надо будет уточнить… Они ведь тоже дровами избу отапливали…Тут пара эпизодов в сценарии получится.

ЛИЛЯ
А, кстати, вы знаете, что у Ленина мать была немка?

ЛАВРЕНТИЙ
Это я знаю. Но у нас этот факт не афишируется.

Лаврентий и Лиля молчат. Смотрят на огнь в печи.

ЛИЛЯ
Наверное, сценарии трудно писать?. Так много нужно всего знать.

ЛАВРЕНТИЙ
Во много раз больше, чем войдет в сценарий. Ну, а сами сценарии пишутся по простой схеме. Например, к Ленину приехала в Шушенское Крупская, и что из этого вышло…

ЛИЛЯ
Как – что? Она вышла за него замуж!

Смеется.

ЛАВРЕНТИЙ обалдело смотрит на нее.

ЛАВРЕНТИЙ
Ну, в общем-то, да… Но я пишу не об этом…

ЛИЛЯ
А о чем?

ЛАВРЕНТИЙ
Ну, об этом еще рано говорить…

НАТУРА. ПОД НАВЕСОМ ВО ДВОРЕ - ДЕНЬ

ЛИЛЯ с БАБОЙ ПРАНЕЙ секут капусту, готовя ее к засолке. Раскрасневшаяся ЛИЛЯ подносит очередную партию капусты к бочке. БАБА ПРАНЯ бросает соль, бруснику, приминает капусту оструганным поленом.
ЛИЛЯ
Баба Праня, а не много соли?

БАБА ПРАНЯ
В самый раз. По этому рецепту на килограмм капусты соли 30 грамм. Да брусники 100 грамм. Или там клюквы. Они придают капусте ядреность. Так еще моя бабка солила.

ЛИЛЯ
А мы по-другому капусту делали.

БАБА ПРАНЯ
Да? И как же?

ЛИЛЯ
(изменившись в лице, поспешно)
Ну, в общем-то, все так же, только соли меньше…

БАБА ПРАНЯ
Ну, это как кто привыкнет…

Помолчав, смотрит на ЛИЛЮ.

А, правда, что ты ребенка ждешь не от Лаврентия?

ЛИЛЯ
Правда.
(Опускает голову)

БАБА ПРАНЯ
Вон как...

Качает головой

ЛИЛЯ
Он - поэт, изумительный, талантливый!

БАБА ПРАНЯ
Понятно... А Лаврентий... случаем, не пристает к тебе?

ЛИЛЯ
Да что Вы, баба Праня! Как Вы такое могли подумать?

БАБА ПРАНЯ
Жизнь долгую прожила, милая...

ИНТЕРЬЕР. ПРОСМОТРОВЫЙ ЗАЛ – ТЕМЕНЬ.

На экране - зарубежный фильм, недоступный в СССР для простых смертных. Очевидно, что это ворованная копия, поэтому по экрану то и дело пробегают полосы и блики. Привыкнув к темноте, можно различить ЛАВРЕНТИЯ, ЭЙНО, САКЕНА, МАРАТА, ДАРИГУ, ИРАКЛИЯ, АЛЕШУ, МИШУ, АНДРЕЯ. Фильм заканчивается, вспыхивает свет.
На авансцену выходит ПРЕПОДАВАТЕЛЬ.

ПРЕПОДАВАТЕЛЬ
Ну, что ж, коллеги, Вы увидели всемирно известный, кроме нашей страны, фильм Феллини... Начнем обсуждение. Кто хотел бы высказаться?

ИНТЕРЬЕР. КОМНАТА В ИЗБЕ – НОЧЬ

В темноте лежат, каждый на своей кровати, ЛАВРЕНТИЙ и ЛИЛЯ.

ЛАВРЕНТИЙ
Понимаешь, он раскрывает подсознание человека, проникает в такие глубины...Такого кино у нас никогда не будет!

ГОЛОС ЛИЛИ ИЗ УГЛА
Почему?

ЛАВРЕНТИЙ
Потому что... Потому что, понимаешь, нами руководят люди, которые ничего не смыслят в искусстве.

ГОЛОС ЛИЛИ
Не понимаю... Из того, что вы рассказали... Почему это надо запрещать? Ведь в этом нет ничего антисоветского...

ЛАВРЕНТИЙ
Ты что, там все антисоветское! Все, что они не понимают, им кажется антисоветским! Они не знают, что со всем этим делать, как объяснить, в какую их схему вставить! Это их пугает! Понимаешь? Ты спишь?

Ларик возбужденно поднимается на локоть.

ЛИЛЯ
Нет... А можно мне как-нибудь пойти с вами, так хочется посмотреть...

ГОЛОС ЛАВРЕНТИЯ
(неуверенно)
Ну, я думаю, можно… Я узнаю.

НАТУРА. ДВОР ДОМА - ДЕНЬ

ЛИЛЯ, одетая в старенький ватник, со старушечьим платком на голове, развешивает во дворе постиранное белье. Пар идет от женских комбинаций и другого нижнего женского белья, а также мужских рубашек, трусов, маек, носков. Мороз сразу схватывает мокрое белье.

ИНТЕРЬЕР. КОМНАТА В ДОМЕ СТАРИКОВ – ДЕНЬ

ДЕД ИВАН чинит табуретку. БАБА ПРАНЯ подходит к окну, наблюдает за ЛИЛЕ.

БАБА ПРАНЯ
Соврала все-таки...

ДЕД ИВАН
Ты о чем?

БАБА ПРАНЯ
Давеча спрашивала Лилю, мол, как, не пристает ли Лаврентий. Нет, что вы, говорит,- лукаво усмехается старуха.
ДЕД ИВАН
А с чего бы она тебе врать-то стала?

БАБА ПРАНЯ
А с того... Сам подумай, какая баба чужому мужику исподнее будет стирать!

На веревке выделяются подмерзшие мужские трусы, майки, носки.

ДЕД ИВАН
Ты ж ведь на фронте стирала!

БАБА ПРАНЯ
Так то на фронте! Там по приказу, попробуй не сполни!

ДЕД ИВАН
Ну, не знаю… Она все-таки беременная...

БАБА ПРАНЯ
Ой, Ванька, ты себя-то молодым вспомни, а? Беременная-не беременная, а все равно лез...

ДЕД ИВАН виновато разводит руки.

ДЕД ИВАН
Дак ведь, Праня, охота пуще неволи...

БАБА ПРАНЯ
Вот и я о том же!
И победно улыбается.

ИНТЕРЬЕР. КОРИДОРЫ ВГИКА – ДЕНЬ

Заканчивается перемена. Звенит звонок, студенты докуривают сигареты и торопятся в аудиторию. Рассаживаются по своим местам. Входит преподаватель.

ПРЕПОДАВАТЕЛЬ
Ну, продолжим.

ЛАВРЕНТИЙ садится на свое место и видит рядом пакет, наполненный мандаринами. Сверху лежит сложенный листок бумаги. ЛАВРЕНТИЙ раскрывает его. Там написано:

" Сам не ешь".

ЛАВРЕНТИЙ оглядывается по сторонам, но все заняты, внимательно слушают лектора.

ИНТЕРЬЕР. ДЕРЕВЕНСКАЯ ИЗБА – ВЕЧЕР.

ЛИЛЯ накрывает на стол, ЛАВРЕНТИЙ вытаскивает из портфеля пакет с мандаринами.

ЛИЛЯ
Садитесь.

Ларик садится и протягивает пакет Лиле.

ЛАВРЕНТИЙ
Это ребята тебе прислали.

ЛИЛЯ
Что это?
ЛАВРЕНТИЙ
Это витамины.

ЛИЛЯ разворачивает пакет, смотрит на витамины, раскрывает записку, читает, звонко смеется.

ЛИЛЯ
Ой, спасибо! Это, наверное, Ираклий привез, да?

ЛАВРЕНТИЙ
Конечно, он.

ЛИЛЯ и ЛАВРЕНТИЙ приступают к еде. Квашеная капуста, картошка, котлеты. ЛИЛЯ подкладывает ЛАВРЕНТИЮ котлетку.

ЛАВРЕНТИЙ
Спасибо.

ЛИЛЯ
Вкусно?

ЛАВРЕНТИЙ
(удивленно)
Угу… Это магазинные котлеты? Или ты сама?

ЛАВРЕНТИЙ крутит воображаемую ручку мясорубки.

ЛИЛЯ
Магазинные! Меня баба Праня научила. Немножко соды положить, всякие приправы, они же дешевые… И вот!
ЛАВРЕНТИЙ
Не зря говорят: «Голь на выдумки хитра»…

Отправляет в рот очередной кусок котлеты.

ЛИЛЯ
Ой, она мне столько еще секретов рассказала!

Встает, складывает, вытаскивает из пакета два мандарина, один протягивает ЛАВРЕНТИЮ.
ЛАВРЕНТИЙ
(отводит ее руку)
Нет-нет, Лиля, Это ты должна сама есть. За себя и за него.

ЛИЛЯ
Мне хватит. Вон их сколько...

ЛАРИК
Нет. Ты должна съесть все сама. Это ведь не только тебе нужно.

Встает из-за стола.

ЛИЛЯ
Я все-таки стариков угощу...

НАТУРА. ДОРОГА ОТ СТАНЦИИ К ДОМУ – НОЧЬ.

ЛАВРЕНТИЙ, сильно подвыпивший, подходит к калитке. Открывает ее, тихонько, крадучись, направляется к избе. Входит, стараясь не шуметь, снимает с себя куртку. И вдруг включается свет. Из-за занавески выскакивает ЛИЛЯ.

ЛИЛЯ
(возмущенно)
Где Вы были так долго?

ЛАВРЕНТИЙ
(пьяно, удивленно)
Лиля, ты почему не спишь? Я думал, ты уже давно спишь...

ЛИЛЯ
Как я могу спать, если Вас нет и нет?!. Я же беспокоюсь…

ЛАВРЕНТИЙ
Ну, все-таки, я мужчина, и могу себе позволить... Ик!..

ЛИЛЯ
Господи, да Вы... Да ты... пьяный совсем!

ЛАВРЕНТИЙ
(благодушно)
Да, я пьяный. И мне хорошо! Мне давно не было так хорошо... И мне было бы еще лучше, если бы мне кто-нибудь дал сейчас чаю... Горячего чаю... С сахаром... Две ложки.

Он поднимает 2 пальца вверх и снова икает. ЛИЛЯ отходит к печи, берет кружку, наливает кипяток. ЛАВРЕНТИЙ оглядывает стол и замечает, что стол накрыт на двоих, под вафельным полотенцем что-то уложено. Он садится за стол, неверным движением сдергивает полотенце и видит завернутый в белую тряпку кастрюльку.
ЛАВРЕНТИЙ
А это что?

ЛИЛЯ
У Вас же сегодня день рождения...

Ставит перед ним кружку с чаем.

Я приготовила праздничный ужин.

ЛАВРЕНТИЙ начинает отхлебывать чай.

ЛАВРЕНТИЙ
(удивленно)
А ты откуда знаешь?

ЛИЛЯ
(смущенно)
Из паспорта.

ЛАВРЕНТИЙ
А...Ты изучила мой паспорт...

ЛИЛЯ
(смущенно)
Да...
ЛАВРЕНТИЙ
(пьяно-удивленно)
А зачем?
ЛИЛЯ
(тихо)
Ну, должна же я знать, с кем живу... под одной крышей...

ЛАВРЕНТИЙ
А...Это да... Это правильно... Разрешите представиться... Я родился 2 декабря 1944 года... Отец мой был в это время на трудовом фронте... Корейцев не брали на войну... Их считали врагами народа, японскими шпионами... Ты представляешь - японскими шпионами... Корейцы ненавидели японцев, которые захватили, поработили их страну! А нас считали японскими шпионами... Отец мой умер там, в Сыктывкаре... В 44 году...Мама осталась одна с двумя детьми... Я и моя старшая сестра Надя... А жизнь была... Такая невыносимая... Маме нечем было нас кормить, у нее не было никакой профессии... И она оставила нас у родственников и уехала... Куда глаза глядят... Понимаешь, это было как чет-нечет... Повезет-не повезет... Выживешь-не выживешь... Других вариантов не было... Мы выжили... А потом мы нашли свою маму... Нам просто повезло...

ЛАВРЕНТИЙ кладет голову на стол и засыпает.ЛИЛЯ, с жалостью поглядев на него, подходит к нему сзади, берет ЛАВРЕНТИЯ подмышки и начинает тащить его к кровати. Ей удается втащить его туловище. Затем она забрасывает его ноги. Разворачивает тело, выпрямляет его. Укрывает одеялом. И долго-долго смотрит на него... Теперь, когда она увидела ЛАВРЕНТИЯ беззащитным, слабым, в ней открылись какие-то новые, взрослые качества.

ИНТЕРЬЕР. ДЕРЕВЕНСКАЯ ИЗБА – УТРО.

Накрытый стол. ЛАВРЕНТИЙ не смотрит на ЛИЛЮ. Ему стыдно. Она же ведет себя совершенно естественно, словно не было накануне никакого инцидента.Поев, ЛАВРЕНТИЙ вытаскивает из кармана деньги и кладет перед ЛИЛЕЙ.

ЛАВРЕНТИЙ
Вот, это на хозяйство...

ЛИЛЯ
А у нас еще деньги остались. И еще я сдала бутылки, представляешь, на целых 4 рубля!

ЛАВРЕНТИЙ
Ну, зачем ты тяжелое таскала. Я сам собирался...

ЛИЛЯ
Ничего страшного. Я же не одна. Мы с бабой Праней и дедом Иваном...

ЛАВРЕНТИЙ
Ты извини меня, что я вчера напился. Просто, понимаешь, с друзьями в общежитии отметили...

ЛИЛЯ
Я все понимаю.

ЛАВРЕНТИЙ
Ну, и... В общем, спасибо тебе, что ты вчера стол накрыла... На мой день рождения... Я пошел...

ЛИЛЯ
А ты сегодня, когда придешь?

ЛАВРЕНТИЙ
Я...Наверное, часов в 7... Я сегодня к своему руководителю сценарной мастерской еду...

ЛИЛЯ
Хорошо, тогда я буду тебя ждать.

ЛАВРЕНТИЙ
Нет, ты меня не жди, ужинай сама. Или, вот, со стариками, а? А вдруг, я задержусь.

ЛИЛЯ
Ничего. Я все равно буду ждать.

ЛАВРЕНТИЙ
Я постараюсь пораньше.

ЛИЛЯ
Вот и хорошо.

ИНТЕРЬЕР. КОМНАТА В ДОМЕ СТАРИКОВ.

ЛИЛЯ и БАБА ПРАНЯ сидят рядышком с вязаньем.

БАБА ПРАНЯ
Эту спицу сюда заводишь, а эту - вот сюда... Поняла?

ЛИЛЯ
Поняла, баба Праня.

Старуха смотрит, как у ЛИЛИ выходит

БАБА ПРАНЯ
Хорошо получается. Ровненько узелки ведешь.

ЛИЛЯ
(смотрит на старенькие ходики)

Наверное, не приедет… Я пойду, баба Праня.
БАБА ПРАНЯ
Загулял, наверное…

ЛИЛЯ встает, складывает вязанье, набрасывает на себя куртку.

ЛИЛЯ
Спасибо. Ну, спокойной ночи…

БАБА ПРАНЯ
И тебе, милая

ЛИЛЯ выходит. Старуха запирает за нею дверь. Снимает халат, остается в ночнушке, выключает свет, ложится к ДЕДУ ИВАНУ.

БАБА ПРАНЯ
Не спишь?

ДЕД ИВАН
Думаю.
БАБА ПРАНЯ
И о чем, интересно?

ДЕД ИВАН
А вот слюбятся они с Лаврентием, аль нет?

БАБА ПРАНЯ
О, господи! Нашел о чем думать! Спи уж!

ДЕД ИВАН
Нет, а все-таки, интересно…

НАТУРА. ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНАЯ СТАНЦИЯ – НОЧЬ

ЛАВРЕНТИЙ в числе припозднившихся пассажиров выходит из электрички, торопливо идет по перрону.

ИНТЕРЬЕР. ДЕРЕВЕНСКАЯ ИЗБА – НОЧЬ.

ЛИЛЯ сидит за столом, сложив голову на руки, спит. Дверь открывается, в комнату осторожно входит ЛАВРЕНТИЙ. ЛИЛЯ просыпается, поднимает голову, смотрит на него заспанными глазами.

ЛИЛЯ
Ты приехал?
ЛАВРЕНТИЙ
Приехал. Извини, раньше не получилось.
ЛИЛЯ
(встает)
Сейчас я тебя покормлю.

ЛАВРЕНТИЙ
Нет, я сыт, нас Катюша покормила.
ЛИЛЯ
Какая Катюша?

ЛАВРЕНТИЙ
Ну, мой мастер, Катерина Виноградская, мы ее Катюшей зовем.

ЛИЛЯ
Ты не один был?

ЛАВРЕНТИЙ
К ней как раз Вика Токарева приехала в гости. Она на нашем курсе училась, а потом ушла на заочное отделение. Ну, вот, мы вдвоем. Засиделись… Катюша оставляла заночевать, но я же тебе обещал…
ЛИЛЯ
Извини…
ЛАВРЕНТИЙ
За что?
ЛИЛЯ
Ну, если бы я тебе не сказала, что буду ждать, ты бы мог там остаться…

ЛАВРЕНТИЙ
Да ладно, это ерунда.

ЛИЛЯ
В следующий раз я не буду… Я просто не подумала… Что ограничиваю твою свободу.
ЛАВРЕНТИЙ
(после паузы)
Нет, ты не ограничиваешь...

ЛИЛЯ
Неправда.
ЛАВРЕНТИЙ
Правда.
ЛИЛЯ
Ну, ладно, пусть будет так…

ЛИЛЯ уходит к себе за занавеску, ЛАВРЕНТИЙ укладывается в свою кровать. Гасит свет. В окно проникает слабый свет уличного фонаря.
ГОЛОС ЛИЛИ
А вообще, в чем заключается твоя учеба? Чему учит тебя твой мастер?

ЛАВРЕНТИЙ
Чему? Как тебе сказать… Ну, в общем, мы разговариваем. Обо всем разговариваем.

ГОЛОС ЛИЛИ
И это все?
ЛАВРЕНТИЙ
Ну, можно и так сказать. Но, понимаешь, в этих разговорах открывается для тебя что-то такое, о чем раньше глубоко не задумывался. Ну, например, мы привыкли говорить: «Высшее образование», подразумевая какой-то объем знаний, диплом, будущую должность... А ведь высшее образование – это образование высшего в себе…

ГОЛОС ЛИЛИ
Ой, и - правда…

ЛАВРЕНТИЙ
Или, например, я недавно прочитал у Корнея Чуковского, что после 70 лет у него начался самый интересный отрезок жизни. Я тогда подумал: какая ерунда. Ну, чем может быть интересна жизнь после 70? А Катюша надоумила, что имел в виду Чуковский…

ИНТЕРЬЕР. КРОВАТЬ ЗА ПЕЧКОЙ – НОЧЬ-ПРОДОЛЖЕНИЕ

ЛИЛЯ приподнимается на кровати, смотрит в темноту.

ЛИЛЯ
Что же?
ГОЛОС ЛАВРЕНТИЯ
Видела возле подъездов сидящих на скамеечках стариков и старушек? Как им тоскливо, скучно, страшно жить, ничто их не радует. А Чуковский в эту же пору жизни собрал крылатые выражения детей от двух до пяти и издал книжки. И все мы читаем и удивляемся. Помнишь: « Мама, мама, почему я пью молоко, чай, кисель, компот, а из меня вытекает только чай?»

ЛИЛЯ
Ой, помню-помню!

ГОЛОС ЛАВРЕНТИЯ
Но для того, чтобы в 70 лет сохранить способность удивляться, радоваться, сопереживать, умиляться, для этого нужно много работать… Над душой, понимаешь?

ЛИЛЯ
Мне кажется, да…

ИНТЕРЬЕР. КРОВАТЬ В ИЗБЕ – НОЧЬ – ПРОДОЛЖЕНИЕ

ЛАВРЕНТИЙ приподнимается на локте.

ЛАРИК
(озабоченно)
Лиля, я только сейчас вспомнил…Знаешь, меня неделю не будет.

ГОЛОС ЛИЛИ
Как? А...Где ты будешь?

ЛАВРЕНТИЙ
Понимаешь, нас везут в Ленинград... Познакомиться с Ленфильмом, с театрами, музеями…

ГОЛОС ЛИЛИ
Здорово...

ЛАВРЕНТИЙ
Ты как, здесь одна, выдержишь?

ГОЛОС ЛИЛИ
Выдержу... Наверное... Тетя Прасковья поможет, если что...

ЛАВРЕНТИЙ
Ну, конечно!

ГОЛОС ЛИЛИ
А можно, я своих подруг из МГУ в гости позову?

ЛАВРЕНТИЙ
Конечно! Тебе веселее будет.

ИНТЕРЬЕР. ДЕРЕВЕНСКАЯ ИЗБА - ВЕЧЕР

ЛАВРЕНТИЙ снимает с вешалки потрепанную куртку, одевается. Подхватывает сумку. ЛИЛЯ накидывает на себя пальто.

ЛАВРЕНТИЙ
Ты не выходи. На улице холодно. Попрощаемся здесь.

ЛИЛЯ
Нет, я провожу.

Они выходят, идут к калитке.

ЛАВРЕНТИЙ
Ну, счастливо оставаться!

ЛИЛЯ
Счастливого пути.
ЛАВРЕНТИЙ открывает калитку и выходит со двора. Оглядывается. ЛИЛЯ машет ему вслед. Он тоже машет ей.ЛИЛЯ идет к срубу, раздевается, садится к столу. Чему-то про себя улыбается.

НАТУРА. ВХОД В ЗДАНИЕ КИНОСТУДИИ «ЛЕНФИЛЬМ» – УТРО

Студенты, среди которых ЛАВРЕНТИЙ, ИРАКЛИЙ, ДАРИГА, ЭЙНО, АЛЕША, МИША, входят в здание, на фронтоне которого надпись "Ленфильм".

ИНТЕРЬЕР. ПАВИЛЬОН В КИНОСТУДИИ - ДЕНЬ

В одном из павильонов все подготовлено для съемок фильма. Эйно стоит рядом с оператором – бородатым мужчиной лет 40. Рабочие выкладывают рельсы, воздвигают на них тележку, устанавливают штатив с камерой.
ЭЙНО
Скажите, а трудно с рук снимать? Как это делал Урусевский?

ОПЕРАТОР
(усмехаясь)
Для этого надо быть Урусевским.

ИНТЕРЬЕР. ДРУГОЙ ПАВИЛЬОН – ДЕНЬ.

Установлены декорации, в стороне гримерши причесывают актрису, операторская команда устанавливает свет на актере. В кресле с надписью на задней спинке «Режиссер» сидит пожилой седовласый мужчина. Рядом пристроился Ираклий.

ИРАКЛИЙ
У нас в Грузии в декорациях в принципе нельзя снимать. Сразу на пленке видна нестыковка с натурой.

РЕЖИССЕР
Да, я был у вас в Грузии. Повезло вам с природой…

ИРАКЛИЙ
А какие у нас горы!

Поднимает вверх палец, закатывает глаза.

ИНТЕРЬЕР. МОНТАЖНАЯ КОМНАТА – ДЕНЬ

Ларик, Сакен, Дарига сидят рядом с немолодой женщиной- монтажницей. На монтажном столике крутятся кадры нового кинофильма...

МОНТАЖНИЦА
Это черновой монтаж. Потом режиссер все смонтирует на свой вкус.

САКЕН
(переглядываясь с Лаврентием)
Да, и в результате остаются от наших сценариев рожки да ножки.

МОНТАЖНИЦА
Бывает и так. В кино режиссер – бог и царь.
САКЕН
Эх, Лавруша, маху мы с тобой дали! Надо было на режиссерский поступать! Вот как Дарига…

ДАРИГА
А я тебе говорила. А ты что мне отвечал? Сценарий – первооснова, сценарий-первооснова!

ЛАВРЕНТИЙ
Да, маху дали… А теперь чего уж…

ИНТЕРЬЕР. ДЕРЕВЕНСКИЙ ДОМ - ДЕНЬ

В комнату входят СВЕТА, ВЕРА, МАША, осматриваются по сторонам.

СВЕТА
Здорово… Какая комната большая, не то, что у нас...

ВЕРА
Да, просторно.

Подруги подходит к стене с фотографиями, рассматривают их. Крупный портрет ЛАВРЕНТИЯ в игровом костюме.

МАША
А это кто?
ЛИЛЯ
Это Ларик. Его на пробах сфотографировали.

СВЕТА
А он разве актер? Ты же говорила, что сценарист?

ЛИЛЯ
Он сценарист. Просто студенты с режиссерского факультета для своих курсовых работ обычно друзей и знакомых снимают.

МАША
А...Ну, в общем-то, он ничего... Правда, с Сарсеном не сравнить.

СВЕТА
Полностью с тобой согласна! Ой, и ты здесь?

ЛИЛЯ на фотографии с ЛАВРЕНТИЕМ.

ЛИЛЯ
Да, это после просмотра во ВГИКЕ. Эйно сфотографировал.

ВЕРА
А это кто?

ЛИЛЯ с друзьями ЛАВРЕНТИЯ на групповой фотографии.

ЛИЛЯ
Это - друзья и знакомые Ларика из ВГИКа, Высших режиссерских курсов. Это - Сакен Нарымбетов, это Виктория Токарева... Ираклий Квирикадзе, Это - Эльдор Уразбаев, Александр Бородянский... Андрей Серегин... Сергей Бодров....Этого я забыла... Это наши, казахстанские, Дарига Ахметова, Марат Калиев...Это - Валентин Черных, это - Эдуард Володарский...Это - снова Эльдор Уразбаев...
МАША
(пожимает плечами)
Никого не знаю.

В комнату заглядывает БАБА ПРАНЯ.

БАБА ПРАНЯ
Банька готова, девчата!

ЛИЛЯ
Ой, спасибо, баба Праня!. Мы сейчас.

БАБА ПРАНЯ исчезает.
ЛИЛЯ
Ларик говорит, лет через 10-15 они будут гордостью не только советского, но и мирового кинематографа.

МАША
(фыркает)
Так уж и мирового!

ИНТЕРЬЕР. ОДИН ИЗ ЗАЛОВ ЭРМИТАЖА - ДЕНЬ

"Гордость советского и мирового кинематографа " бродит по залам Эрмитажа.CАКЕН, остановившись возле одной из картин, на которой изображен испанский гранд, смотрит на него, потом на ИРАКЛИЯ.

САКЕН
Слушай, Ираклий, ты очень похож на него. Или, по крайней мере, он - на тебя. Эйно, ты, как оператор, что скажешь? У тебя глаз острее.

ЭЙНО, сложив руки и изобразив некое подобие кинокамеры, подносит их к правому глазу.Приближает и отводит руки от глаз. ИРАКЛИЙ занимает позу, в которой изображен испанский гранд.

ЭЙНО
На 90 процентов полное тождество! Вот отсюда и досюда! Исключая голову!

ИНТЕРЬЕР. ПАРИЛКА В БАНЕ - ДЕНЬ

Голенькие подружки потеют на полках в бане, постанывают от жара.

ВЕРА
В общем, Лилька, живешь ты как у Христа за пазухой.

СВЕТА
(восторженно)
Вот повезло так повезло!

МАША
(пренебрежительно)
Ну, чего уже ей так повезло, студент беспортошный, не москвич, кореец...
ЛИЛЯ
(беззлобно)
Дура ты, Машка… Разве это главное?

МАША
Ну, не скажи… А что для тебя главное?

ЛИЛЯ улыбается задумчиво. Вспоминает ЛАВРЕНТИЯ...

ИНТЕРЬЕР. ДЕРЕВЕНСКИЙ ДОМ - ВЕЧЕР

Они сидят за столом и пьют чай.

ЛАВРЕНТИЙ
Вообще, кино – это такая жестокая штука… Ты в нем как под увеличительным стеклом, под микроскопом… Все сразу видно, есть у тебя что-то за душой, или нет…Вот - Сакен. Представляешь, его сценарий «Шок и Шер» в журнале «Искусство кино» опубликовали. А он – студент! И никаких вопросов, всем ясно, что он талантище, тончайшая душа, самородок, просто бездна всяких мыслимых и немыслимых способностей!

ЛИЛЯ
А по виду не скажешь…

ЛАВРЕНТИЙ
Что ты, Лиля? При чем тут вид? Внешность – это не главное… А взять Эльдора? У него отец академик, президент Академии наук Узбекистана.

ЛИЛЯ
А Эльвира Уразбаева – не его сестра? Певица? « В Намангане яблоки зреют ароматные… »

ЛАВРЕНТИЙ
Ну, да! Так отец Эльдору сказал: « Хоть ты займись серьезным делом». Ну, что Эльдору оставалось? Он ведь физмат закончил и вынужден был поступить в аспирантуру, в МВТУ им. Баумана, причем, на кафедру космических аппаратов. А там все сверхсекретно. Он рассказывал: получаешь документы, чертежи, а там везде подписи Королева! А все равно он из этой аспирантуры сбежал. Приехал в Алма-Ату, на Казахфильм, к Шакену Айманову, бросился к нему в ноги, чтобы помощником режиссера взял. Тот отказался: «Ты что?! Меня твой отец убьет». А они с отцом Эльдора друзьями были…

ЛИЛЯ
(практично)
Сейчас бы Эльдор кандидатом наук был…
ЛАВРЕНТИЙ
Даже доктором! Но Эльдор все преодолел - и стал замечательным режиссером. Не случайно говорят: в наших желаниях скрываются наши возможности.

ЛИЛЯ
Да? А я в школе стихами увлекалась… В стенгазете выставлялась.

ЛАВРЕНТИЙ
Тогда тебе надо было в Литературный институт идти! А ты куда поступала?

ЛИЛЯ
Конечно, на романо-германское отделение. Мне языки легко даются…

Грустнеет.

ЛАВРЕНТИЙ
Ну, ничего, на следующий год поступишь…

ЛИЛЯ
(с намеком на живот)
Теперь уже вряд ли…

ЛАВРЕНТИЙ
Ну, тогда… Поэзией можно и без диплома заниматься!

ЛИЛЯ
Ну, что ты Ларик. Поэзия – это же не профессия. Это… просто состояние души.
ЛАВРЕНТИЙ
Ты не понимаешь, Лиля, такое состояние души - это драгоценный дар!
ЛИЛЯ
Ларик, ты сам говорил: в наших желаниях скрыты наши возможности. А у меня не было такого желания – стать поэтессой.
ЛАВРЕНТИЙ
Очень жаль…

ЛИЛЯ
А ты как в кино попал?

ЛАВРЕНТИЙ
Ну, как…После окончания техникума меня направили на работу в Алма-Атинскую обсерваторию. А там, особенно зимой, сидишь на дежурстве, один-одинешенек. Вообще-то, одиночество – величайшая штука. Оно - как проявитель. Мыслей, чувств. Ну, я и стал их фиксировать на бумаге. Конечно, все это было детским лепетом. Поэтому я в литературно-драматическую студию записался. Хорошее было время… Ну, вот так, постепенно… возникло кино. Величайшее из искусств!

ЛИЛЯ
Ленин говорил: важнейшее из искусств.

ЛАВРЕНТИЙ
Да нет, он имел в виду только пропагандистскую сторону… А на самом деле кино – это… зеркало жизни! Только средствами кино можно отобразить и сохранить время, его дыхание, людей из разных эпох.
Представляешь, если бы кино существовало во времена египетских фараонов, Александра Македонского, Римских императоров, то мы сейчас доподлинно знали бы о них все! А то смотришь разные исторические версии и думаешь: а так ли это было на самом деле?

ИНТЕРЬЕР. ПРЕДБАННИК - ВЕЧЕР.

ВЕРА и ЛИЛЯ сидят в простынях.

ЛИЛЯ
Так интересно наблюдать, как рождается замысел, как происходит творческий процесс…

И снова текут воспоминания ЛИЛИ…

ИНТЕРЬЕР. ДЕРЕВЕНСКИЙ ДОМ - ДЕНЬ

ЛАВРЕНТИЙ сидит за столом у окна, свет падает на него слева, создавая оптический эффект контраста. На стуле у другого окна сидит Лиля. Косится на Лаврентия. Видит, как он что-то пишет, задумывается. Потом лицо его озаряет улыбка. Пишет дальше, и вот на лицо его набегает тень, сменяющаяся гримасой горечи и боли... Он сжимается... Из глаз его текут слезы... Он отбрасывает в сторону ручку, встает из-за стола и выходит из комнаты.
ЛИЛЯ подходит к столу, берет листочки и жадно читает. Вошедший в комнату ЛАВРЕНТИЙ застает ее за этим занятием. ЛИЛЯ вспыхивает, кладет листки на стол. ЛАВРЕНТИЙ косится на нее.

ЛИЛЯ
(смущенно)
Извини…
ЛАВРЕНТИЙ
(недовольно)
Извиняю...

ЛИЛЯ уходит за занавеску, ЛАВРЕНТИЙ садится за стол. Просматривает листки.
ЛАВРЕНТИЙ
Это же еще черновики…

ЛИЛЯ
(из-за занавески)
Я же попросила прощения…

ЛАВРЕНТИЙ
(ворчливо)
Попросила-попросила…
(помолчав). Ну, ладно… Что
ты об этом думаешь?

ЛИЛЯ тут же выпархивает из-за занавески.

ЛИЛЯ
Мне кажется, так нельзя писать о любви! Ну, кто так объясняется в любви: «А не стать ли вам моей женой?» А Крупская ему: «Женой так женой».

ЛАВРЕНТИЙ
Так это же абсолютно достоверная история! Ленин Крупской именно так предложил выйти за него замуж. Потому что у него на первом плане была революция, на втором месте – революция, и на третьем – тоже революция!

ЛИЛЯ
Глупости все это! В семье на первом месте должна быть любовь.

ЛАВРЕНТИЙ изумленно смотрит на ЛИЛЮ и начинает смеяться.

ЛИЛЯ
Что? Я что-то не то сказала?

ЛАВРЕНТИЙ
Такую оценку семейной жизни Ленина я еще не слышал !

ЛИЛЯ
Ну, а разве не так?

ЛАВРЕНТИЙ
Это у вас, женщин, на первом месте любовь, а у мужчин – их дело.

ЛИЛЯ
Ты думаешь, у всех мужчин так?

ЛАВРЕНТИЙ
Ну, может не у всех… Но у большинства – точно. И это правильно! Только такие мужчины двигают мир!

ЛИЛЯ
(задумчиво)
А все-таки, Ленин с Крупской страдали, что у них нет детей?

ЛАВРЕНТИЙ
Н-не знаю… В тех документах, которые я изучал, об этом ничего нет…

ЛИЛЯ
(задумчиво)
Неужели им было все равно?

И качает головой.

Воспоминания ЛИЛИ заканчиваются.

НАТУРА. ДВОР ДОМА – ДЕНЬ.

Из избы выходят СВЕТА и МАША, за ними ЛИЛЯ и ВЕРА, направляются к калитке.

СВЕТА
Ну, спасибо, Лиль, отдохнули у тебя, прямо, как у себя дома!

ЛИЛЯ
Маш, я все хотела спросить, ну, как у тебя с Виктором?

МАША
А ну его!

ВЕРА
Соскочил, карась, с крючка.

Смотрит задумчиво на ЛИЛЮ.

Знаешь, Лиль, как бы я хотела побыть на твоем месте…

ЛИЛЯ
Да?
ВЕРА

Послушала тебя вчера, да вспомнила, о чем сегодня парни говорят. Об одной карьере, кому бы какой пост занять… Аж тошно… А ты как в роднике со своим Лариком…

Подруги выходят за калитку.

МАША
Дуры вы обе, дурищи! Разговорами сыт не будешь! Ладно, Лиля, пока!

ЛИЛЯ
Пока, девчонки! Приезжайте еще!

ВЕРА
Как позовешь, обязательно!

НАТУРА. ДЕРЕВЕНСКАЯ УЛИЦА – УТРО

ЛАВРЕНТИЙ подходит к калитке, открывает ее, входит. Из стариковского дома выходит БАБА ПРАНЯ. Увидев ЛАВРЕНТИЯ, неприветливо смотрит на него.

ЛАВРЕНТИЙ
Доброе утро, баба Праня!

БАБА ПРАНЯ
Здравствуй, Лаврентий. Пройди, разговор есть

ЛАВРЕНТИЙ
Случилось что?

БАБА ПРАНЯ
Случилось…

ИНТЕРЬЕР. КОМНАТА В СТАРИКОВСКОМ ДОМЕ – УТРО

БАБА ПРАНЯ
Проходи, садись

ЛАВРЕНТИЙ садится на стул. БАБА ПРАНЯ – напротив.

Вот что, Лаврентий… Узнала я, что Лиля твоя – немка, оказывается…

ЛАВРЕНТИЙ
Да, она немка.

БАБА ПРАНЯ
Так ты знал? А что же не сказал?

ЛАВРЕНТИЙ
Баба Праня, Так что с того, что она немка?

БАБА ПРАНЯ
А то, что если бы я раньше знала… То на порог бы не пустила… Они двух наших сыновей убили…

ЛАВРЕНТИЙ
( берет ее за руку )
Баба Праня, я понимаю, это в вас ваше горе кричит… Но ведь Лиля не виновата… Что она немка… Ваших сыновей фашисты убили… Не она…

БАБА ПРАНЯ
Умом я понимаю… Но не могу… Пойми ты меня… Я с соседями договорилась. Они сдадут ей комнату… Пусть у них живет.

ЛАВРЕНТИЙ
Хорошо, баба Праня… Только я тоже не останусь…

БАБА ПРАНЯ
Тебя я не гоню…

ЛАВРЕНТИЙ
А как она одна там?.. Ее же моим заботам поручили… Ладно, спасибо вам за все… И простите, если ненароком вас обидели…

ЛАВРЕНТИЙ встает.

Ну, Тогда пойдем к соседям, баба Праня?..

Старуха одевается, и они выходят из дома.

ИНТЕРЬЕР. ПРИХОЖАЯ В ИЗБЕ – УТРО.

ЛАВРЕНТИЙ стучится в дверь.

ГОЛОС ЛИЛИ
Ларик, ты?

ЛАВРЕНТИЙ
Я.

ИНТЕРЬЕР. КОМНАТА В ИЗБЕ – УТРО – ПРОДОЛЖЕНИЕ

ЛАВРЕНТИЙ входит в комнату, из-за занавески появляется ЛИЛЯ. У нее потухший вид.

ЛАВРЕНТИЙ
(делая вид, что ничего не замечает)
Привет! Разбудил?

ЛИЛЯ
Нет, я давно встала… С приездом…

ЛАВРЕНТИЙ лезет в сумку. Достает из нее коробку с вафельным тортом.

ЛАВРЕНТИЙ
А я гостинец из Ленинграда привез. К чаю...

ЛИЛЯ
Ты, наверное, проголодался с дороги?

ЛАВРЕНТИЙ
Есть немного.

ЛИЛЯ
Я сейчас.

Отходит к печке. ЛАВРЕНТИЙ раздевается. Смотрит на понурую спину ЛИЛИ. Сдерживает жалость.

ЛАВРЕНТИЙ
Ну, как, приходили подруги?

ЛИЛЯ
Приходили…

ЛАВРЕНТИЙ
А мы весь Ленинград облазили, все музеи посетили, даже в БДТ попали! Места, правда, достались на балконе последнего яруса…Оттуда одни затылки актеров были видны... Но все равно... Товстоногов - гений! Второго такого режиссера в мире нет!

ЛИЛЯ ставит на стол тарелки, кружку.

ЛИЛЯ
Баба Праня знает, что я немка…

ЛАВРЕНТИЙ
Я знаю.

ЛИЛЯ
Ты знаешь? Ты видел ее?

ЛАВРЕНТИЙ
Видел.

ЛИЛЯ
Она меня в районную поликлинику повезла. Сказала, что нужно врачу показаться… Что нельзя ребенком рисковать… Я и поехала с нею. А там ведь паспорт нужно показывать… И она увидела мою фамилию…

ЛАВРЕНТИЙ
Ничего, Лиля… Мы с тобой сейчас позавтракаем, а потом к соседям переберемся. Я уже договорился.

ЛИЛЯ смотрит на ЛАВРЕНТИЯ, и в глазах у нее закипают слезы.

ЛИЛЯ
За что?.. За что, Ларик? Я же не виновата… Когда это кончится… Ты не знаешь, я тебе не говорила, каково это, быть немцами… Мне и золотую медаль в школе не дали, и на экзамене срезали…

Лаврентий обнимает ее, гладит по голове.

ЛИЛЯ
Я так не могу больше… Мне жить не хочется…

В дверях появляются БАБА ПРАНЯ и ДЕД ИВАН. Они слышат слова ЛИЛИ. На глазах у них слезы. Они бросаются к ЛИЛЕ и ЛАВРЕНТИЮ, обнимают их.

БАБА ПРАНЯ
Лиля, Лилечка, Лавруша, простите вы меня… Что же это я… Как же это я на тебя, маленькую, вину возвела… Господи, прости меня, неразумную…

ЛИЛЯ
(вытирая слезы)
Баба Праня… Я совсем на вас не в обиде… Честное слово… Я же все понимаю…

БАБА ПРАНЯ
Милая ты наша… Лиля… Ты же нам как внучка…

ЛАВРЕНТИЙ
Ну, все-все! Мир и дружба! Давайте чай пить! Я же торт из Ленинграда привез!

НАТУРА. ДЕРЕВЕНСКИЙ ПОСЕЛОК - ВЕЧЕР

Близость Нового года ощущается, прежде всего, по праздничной иллюминации. В витринах магазинов, на фронтоне административных зданий, на общественных елках помигивают гирлянды из разноцветных лампочек. Запоздалые пассажиры электрички, сходя на платформу, тащат кто елку, кто пакеты с подарками, или сумки со снедью и бутылками. На площади перед станцией стоит и переливается разноцветными огнями 3-метровая елка. По земле струится легкая поземка.

ИНТЕРЬЕР. БАНЯ – ВЕЧЕР

ЛАВРЕНТИЙ сидит в предбаннике и подкладывает дрова в печь. В баню входит МИША с ведрами, полными воды, проходит к чану и наливает в него воду.

МИША
Вот в чем я согласен с Марксом, так это с тем, что много идиотизма в деревенской жизни. Это сколько потов сойдет, прежде чем воду из колодца натаскаешь?

ЛАВРЕНТИЙ
(усмехается)
Ну, для тебя, как сценариста, это скорее гармоничное сочетание умственного и физического труда.

МИША
Да уж...

МИША ставит пустые ведра рядом с кадушкой, садится возле ЛАВРЕНТИЯ. Они закуривают. Молча смотрят на потрескивающие поленья.

МИША
Жалко, что ребята разъехались.

ЛАВРЕНТИЙ
Новый год - семейный праздник..

Осекается, виновато смотрит на друга.

Извини, Миш, я имел в виду...

МИША
(скривившись)
Ладно, замнем...

ЛАВРЕНТИЙ
(осторожно)

Может, Миш, ты поторопился, а?

МИША
(с затаенной тоской)
Да не мог я больше, Ларик! Как жить, если непонимание во всем? Это невозможно... Детей жалко...

ЛАВРЕНТИЙ
Да...

МИША
(бодро)
Ничего, мы с твоими старичками тоже по-семейному отпразднуем!

ЛАВРЕНТИЙ
Ага...

О чем-то задумывается. МИША хлопает его по плечу.

МИША
А ты чего загрустил, Лавруха?

ЛАВРЕНТИЙ
Так... Вспомнилось... Я ведь, Миша, и не упомню, когда со своими родными Новый год встречал... То в техникуме в Свердловске учился, потом в горах в обсерватории работал, а там как снегом в ноябре занесет, так только в марте можно было выбраться…Теперь вот здесь в Москве... И денег нет, чтобы к маме с сестрой поехать...

В предбанник входят БАБА ПРАНЯ и ЛИЛЯ.

БАБА ПРАНЯ
Ну, как, ребятушки, готово?

МИША
Готово. Натопили, как вы просили. А потом мы себе подтопим.

БАБА ПРАНЯ
Ну, спасибочки!

ЛАВРЕНТИЙ с МИШЕЙ выходят из бани.

НАТУРА. ДВОР ДОМА – НОЧЬ

Огромное ясное черное небо над головой. Мириады звезд. Где-то вдалеке звенит электричка.

ЛАВРЕНТИЙ
Эх, Миша!. Ты посмотри, красота-то какая?

МИША
(тихо)
А я вот знаешь, о чем сейчас думаю?

ЛАВРЕНТИЙ
О чем?

МИША
(тихо)
Неужели и без нас все это останется, а? Земля, небо, звезды?
ЛАРИК
(удивленно)
Ну, конечно, а куда же оно денется?

ИНТЕРЬЕР. ПАРИЛКА – НОЧЬ.

ЛАВРЕНТИЙ лежит на полке, а МИША нещадно "драит" его веником.

ЛАВРЕНТИЙ
(извиваясь)
Все, хватит, больше не могу.

МИША
Терпи, казак, а то мамой будешь.

А глаза у него грустные-грустные.В парилку входит ДЕД ИВАН, пригибается.

ДЕД ИВАН
Ого, градусов под сто будет?

МИША
Давай, дядь Ваня, поднимайся!

ДЕД ИВАН
Нет уж, ребятушки, это вы - в горку, а я уж - под горку... Мне здесь достаточно.

ИНТЕРЬЕР. КОМНАТА В ДОМЕ СТАРИКОВ – НОЧЬ

Празднично накрытый стол. Старики примостились друг возле дружки, ЛИЛЯ поглядывает на часы.

ЛИЛЯ
Ну что же они так долго? Уже без 7....

В это время в дверях раздается стук.

ЛИЛЯ
Кто там?

НЕЗНАКОМЫЙ ТРУБНЫЙ ГОЛОС
Открывайте, Дед Мороз!

Дверь открывается, и в комнату входит... Дед Мороз, как положено, в красном халате с подбитым белым кантом, в красной шапке, с белоснежной бородой и усами, красным носом.

ДЕД МОРОЗ
Он подарки Вам принес!

ДЕД МОРОЗ сбрасывает с плеча красный мешок, залезает в него и начинает одаривать присутствующих нехитрыми подарками: деда - теплой рубашкой, старуху - платком, Лилю - простеньким набором духов.

ЛИЛЯ
(смеясь, удивленно)
Кто Вы? Откуда?

ДЕД МОРОЗ
А вот мы сейчас об этом спросим Снегурочку!

В комнату входит нарядная СНЕГУРОЧКА в голубом полушубке. На голове у нее парик с белоснежными косами. Но Снегурочку сразу выдают очки и корейская физиономия ЛАВРЕНТИЯ.
Все присутствующие начинают хохотать.

ДЕД ИВАН
Лаврентий, ты что ль?

ЛАВРЕНТИЙ снимает с себя парик.

ЛАВРЕНТИЙ
(огорченно улыбаясь)
Я... Не удалось перевоплощение. Вот Михаил - другое дело! Давай, Миша, разоблачайся, а то Новый год пропустим!

МИША снимает с себя бороду с усами, красный нос.

МИША
Ну, что не признали?

БАБА ПРАНЯ
(всплескивая руками)
Батюшки, и вправду, Миша!

ЛИЛЯ
(восторженно)
А голос совсем не Ваш! Ни за что было не узнать.

МИША
Ну, все-таки, я раньше актером был.

А ЛАВРЕНТИЙ уже раскупоривает бутылку шампанского.

ЛАВРЕНТИЙ
Внимание, сейчас бабахну!

ЛИЛЯ
(весело, зажимая уши)
Ой, я боюсь!

По радио раздается бой курантов. Одновременно с ними выстреливает пробка из бутылки, и ЛАВРЕНТИЙ разливает шампанское по стаканам. Все встают и с последним ударом курантов начинают кричать:
С Новым годом! С новым 1970 годом!

Выпивают и принимаются целовать друг друга. МИША целует стариков. А глаза у него грустные-грустные...ЛИЛЯ вытаскивает сверток и протягивает его ЛАВРЕНТИЮ.

ЛАВРЕНТИЙ
Что это?

ЛИЛЯ
Это - мой подарок.

ЛАВРЕНТИЙ разворачивает сверток. В нем - вязаная безрукавка.

БАБА ПРАНЯ
Лиля-то торопилась, чтобы успеть. Примерь, милок.

ЛАВРЕНТИЙ надевает безрукавку. Она ему очень идет. ЛАВРЕНТИЙ подходит к ЛИЛЕ и целует ее в щеку.

ЛАВРЕНТИЙ
Спасибо... Не ожидал

ЛИЛЯ ласково улыбается ему. Потом поворачивается к МИШЕ.

ЛИЛЯ
А Вам, Миша, я к 23 февраля свяжу.

МИША
Буду ждать.

И грустно улыбается.

ИНТЕРЬЕР. ДЕРЕВЕНСКИЙ ДОМ – ВЕЧЕР

Спустя две недели ЛАВРЕНТИЙ сидит за столом в темноте. В окно заглядывает свет от раскачивающегося фонаря, освещая его лицо, по которому катятся слезы. В сенях раздается стук. Кто-то оббивает обувь от снега. Свет зажигается, в комнату входит ЛИЛЯ. Она видит спину ЛАВРЕНТИЯ.

ЛИЛЯ
Ларик! Что же ты в темноте сидишь? А я сегодня перевод от родителей получила. 40 рублей!

Но Лаврентий не поворачивается, и Лиля испуганно подбегает к нему.

ЛИЛЯ
Ларик! Что случилось?

Лаврентий поднимает к ней бледное, залитое слезами лицо

ЛАВРЕНТИЙ
Миша... Миша... Повесился!

ЛИЛЯ
(в ужасе)
Как?

ЛАВРЕНТИЙ
Это я... Я виноват... Как я тогда не понял... Понимаешь, Лиля... Ему было плохо... А я этого не почувствовал... Как же так, а?

ЛИЛЯ
(растерянно)
Он же такой веселый был…

ЛАВРЕНТИЙ
Он тогда...Он тогда спросил... Неужели все это... Земля, небо, звезды без нас останутся... А я не понял, не почувствовал, как ему плохо... Я - скотина, тупая бесчувственная скотина, вот кто я... Никогда себе не прощу...

ЛАВРЕНТИЙ заходится в рыдании, и ЛИЛЯ обнимает его за голову... Она нагибается и начинает его целовать в голову.

ЛИЛЯ
(плача)
Ларичек, ты не виноват... Не виноват…

НАТУРА. КЛАДБИЩЕ – ДЕНЬ.

Возле разрытой могилы столпились ребята: САКЕН, ДАРИГА, АНДРЕЙ, ЭЙНО, АЛЕША, ИРАКЛИЙ,ЛАВРЕНТИЙ и прижавшаяся к нему ЛИЛЯ.
Они недобро поглядывают на вдову - женщину лет 30, к которой жмутся двое детей лет 5 и 7. У вдовы потрясенные глаза. Она шепчет:
Мишенька, прости...

ИНТЕРЬЕР. ДЕРЕВЕНСКИЙ ДОМ – ДЕНЬ

ЛАВРЕНТИЙ лежит на кровати, отвернувшись к стене. Глаза у него закрыты, видна редкая щетина на лице, отросшая за несколько дней. К срубу подходят ЛИЛЯ с ДАРИГОЙ.

ЛИЛЯ
(испуганно)
Температуры у него нет... И ничего не ест… Что делать, не знаю...

ДАРИГА
Ничего не надо делать, Лиля… Жизнь свое возьмет.

Они входят в комнату.
ДАРИГА
Ларик, здравствуй…

Садится к нему на кровать. ЛАВРЕНТИЙ поворачивается.

ЛАВРЕНТИЙ
Здравствуй, Дарига...

ДАРИГА
Вставай, ребята подъехали, Мишу помянем... Сегодня девятый день...

ЛАВРЕНТИЙ встает с кровати. Смотрит на ЛИЛЮ.

ЛАВРЕНТИЙ
Напугал я тебя?

ЛИЛЯ
(с жалостью)
Нет…

Она смотрит на ЛАВРЕНТИЯ. И во взгляде ее – обезоруживающая нежность.

ИНТЕРЬЕР. ДЕРЕВЕНСКИЙ ДОМ – УТРО

В комнате за столом сидят друзья. На столе - бутылки, остатки еды.

АЛЕША
(поднявшись)
Ну, помянем еще раз.

НАТУРА. ДВОР ДОМА - УТРО
ЛИЛЯ и ДАРИГА выходят из дома, накинув на плечи куртки. ДАРИГА закуривает. Смотрит на ЛИЛЮ.

ДАРИГА
С тобой ничего не случилось, Лиля?

ЛИЛЯ
(растерянно)
Я не знаю, Дарига... Я не знаю...

ДАРИГА
Ой, смотри, Лиля... У тебя будет ребенок... Ему родной отец нужен. А киношники... Они же богом ушибленные. Я тебе как киношник говорю... Для нас на первом месте это чертово кино!

ЛИЛЯ
Я, правда, ничего не знаю…

ДАРИГА задумчиво смотрит на нее.

НАТУРА. ДЕРЕВЕНСКАЯ УЛИЦА – ВЕЧЕР.

ЛАВРЕНТИЙ возвращается домой, подходит к калитке. Февральская пурга завывает, несет колючий снег. Склонившись вперед, ЛАВРЕНТИЙ преодолевает заносы, останавливается, чтобы перевести дух и отряхнуть лицо от снега. Он открывает калитку и торопливо идет по тропинке, ведущей к срубу. Отряхнув с себя снег, открывает двери и входит в комнату.

ИНТЕРЬЕР. ДЕРЕВЕНСКИЙ ДОМ – ВЕЧЕР.

ЛАВРЕНТИЙ открывает дверь, входит в комнату.

ЛАВРЕНТИЙ
(весело, с порога)
Лиля! Мой рассказ...

За столом сидят ЛИЛЯ и поэт - САРСЕН.

ЛАВРЕНТИЙ
(по инерции)
...Опубликовали.

САРСЕН встает из-за стола.

САРСЕН
Здравствуйте!

ЛАВРЕНТИЙ
(растерянно)
Здравствуйте…

И добавляет дежурные слова:

Очень рад Вас видеть. Пожалуйста, садитесь...
ЛИЛЯ
Это...
ЛАВРЕНТИЙ
Да-да, я знаю, по прессе и книгам, конечно...

ЛИЛЯ
А это - Ким Лаврентий. Он учится во ВГИКе...

САРСЕН
Да, я уже знаю...

ЛАВРЕНТИЙ
Вы садитесь, пожалуйста… А...Вы ужинали?
ЛИЛЯ
Нет, мы тебя ждали...

ЛАВРЕНТИЙ
Я же тебе говорил, что меня не надо ждать...

Эта фраза повисает в воздухе, придав ситуации двусмысленность.
ЛИЛЯ встает к печи и достает кастрюлю, ставит ее на стол. ЛАВРЕНТИЙ бросается раскладывать ложки и вилки, затем выходит в прихожую и возвращается оттуда с мерзлой капустой.

ЛИЛЯ
Ларик, здесь есть капуста.

ЛАВРЕНТИЙ
А, ну так я не знал...

Он стоит с миской капусты возле стола.

Знаете что... Вам ведь надо поговорить... Я пойду к старикам, телевизор посмотрю... А Вы здесь побудьте...

ЛИЛЯ
Ларик, не ври, у стариков нет никакого телевизора. И вообще, я знаю, ты голодный.

ЛАВРЕНТИЙ
(смущенно)
Ну, вообще-то, есть немного…

Наступает гнетущая тишина.
САРСЕН
Лиля, я там принес...

ЛИЛЯ
Да... Сейчас…

ЛИЛЯ раскрывает сумку и извлекает оттуда водку, вино, сырокопченые колбасы, баночки красной и черной икры, диковинные по тем временам ананас, бананы. Она начинает резать колбасу.

САРСЕН
(поколебавшись)
А есть открывалка? Икру открыть?

ЛАВРЕНТИЙ
(торопливо)
Да-да, конечно!

Подходит к шкафчику. Пошарив на полке, не обнаруживает.

ЛАВРЕНТИЙ
Лиля, а где у нас открывалка?

ЛИЛЯ
На нижней полке посмотри.

САРСЕН неприметно морщится. ЛАВРЕНТИЙ достает открывалку и передает ее поэту.

ИНТЕРЬЕР. ДЕРЕВЕНСКИЙ ДОМ – ВЕЧЕР – ПРОДОЛЖЕНИЕ

Стол накрыт, и они садятся за него. САРСЕН по праву старшего разливает в стаканы водку. ЛАВРЕНТИЙ придерживает бутылку.

ЛАВРЕНТИЙ
Мне достаточно.

САРСЕН
Хорошо.

Обращается к ЛИЛЕ:

Я тебе не предлагаю, тебе ведь нельзя.

ЛИЛЯ
Нельзя.

ПОЭТ
Ну, тогда выпьем за встречу.

ЛАВРЕНТИЙ
(чокается с поэтом)
За встречу!

Лихо опрокидывает полстакана водки в горло.

Хорошо пошла

Потому что надо что-то говорить в сложившейся ситуации.

САРСЕН
(ставя пустой стакан на стол)
Да, водка хорошая.

Они начинают закусывать. ЛИЛЯ намазывает хлеб маслом и икрой и передает бутерброд первому ЛАВРЕНТИЮ.

ЛИЛЯ
Ты побольше ешь, а то быстро опьянеешь.

САРСЕН смотрит на них. ЛАВРЕНТИЙ считает своим долгом объяснить поэту.

ЛАВРЕНТИЙ
Просто Лиля уже знает, что у корейцев нет одного фермента, который разлагает алкоголь... Поэтому мы, корейцы, не можем много пить, у нас алкоголь сразу поступает в кровь. Мы становимся сразу красные, как раки...

САРСЕН
Но по второй-то можно?

ЛАВРЕНТИЙ
Можно…

САРСЕН снова наливает и они, чокнувшись, выпивают. Начинают закусывать. Стоит тишина. Видно, что ЛАВРЕНТИЙ думает, как разрушить ее.

ЛАВРЕНТИЙ
Вы из Алма-Аты сейчас приехали?

САРСЕН
Нет, я был в Италии, на международном симпозиуме.

ЛАВРЕНТИЙ
Здорово, наверное, в Италии?

САРСЕН
Да, там красиво...

И снова повисает пауза...

ЛАВРЕНТИЙ
А...давайте выпьем за Италию?

САРСЕН
Давайте
Берет бутылку и подносит ее к стакану ЛАВРЕНТИЯ..

ЛИЛЯ
(нервно)
Сарсен, ему много не наливай!

Обращается к ЛАВРЕНТИЮ:

Ларик, тебе же много нельзя, ты будешь совсем пьяный!

ЛАВРЕНТИЙ
А это совсем не много! Под такую закуску?!

Обращается к САРСЕНУ.

Мы же в основном тут квашеную капусту едим да котлеты из кулинарии с картошкой. Но нам хватает, правда, Лиля?

И эта фраза вновь звучит двусмысленно, и до ЛАВРЕНТИЯ это доходит. Он замолкает и тянется стаканом к стакану САРСЕНА.

ЛАВРЕНТИЙ
Ну, за Италию! И я пойду...

ЛАВРЕНТИЙ и САРСЕН выпивают, ЛИЛЯ опять протягивает ЛАВРЕНТИЮ бутерброд с икрой, он берет его и встает из-за стола.

ЛАВРЕНТИЙ
А этим бутербродом я угощу стариков.

ЛИЛЯ
Подожди, я тебе еще сделаю!

Лихорадочно начинает намазывать икру на хлеб. Кладет их на тарелку, следом наваливает нарезанные кружочки колбасы. Потом вскакивает и кладет в пакет бананы, ананас.

ЛИЛЯ
Вот, возьми!
ЛАВРЕНТИЙ
Да, я возьму… Старики этого никогда не видели.

Он поворачивается и выходит. Следом за ним выходит и САРСЕН, на ходу сказав ЛИЛЕ:

Я сейчас.

Догнав в сенях ЛАВРЕНТИЯ, САРСЕН берет его за руку.

САРСЕН
Я хочу Вас попросить... Если можно, пусть Лиля у Вас поживет еще... Понимаете, я должен оформить развод с женой... На это уйдет время... А деньги я буду Вам присылать...

ЛАВРЕНТИЙ
(твердо)
Спасибо, не надо, я достаточно зарабатываю... Спокойной ночи...

САРСЕН
Спокойной ночи.

САРСЕН смотрит ему вслед, затем входит в дом.

НАТУРА. ДВОР – НОЧЬ.

ЛАВРЕНТИЙ подходит к дому стариков, останавливается и прислоняется разгоряченным лбом к стене. И о чем-то думает...

ИНТЕРЬЕР. ДЕРЕВЕНСКИЙ ДОМ – НОЧЬ

ЛИЛЯ сидит за столом и прямо смотрит перед собой. И это уже не юная неопытная девушка. Это - Женщина. Входит САРСЕН. Подходит к ней

САРСЕН
Ну, наконец, мы одни... Я так соскучился...

Он пытается ее обнять, но ЛИЛЯ отталкивает его.

ЛИЛЯ
Сарсен, мне нельзя…

ИНТЕРЬЕР. НЕБОЛЬШАЯ СПАЛЕНКА В ДОМЕ СТАРИКОВ – УТРО

ЛАВРЕНТИЙ, лежащий на кровати под ватным одеялом, просыпается. БАБА ПРАНЯ возится в соседней комнате. ЛАВРЕНТИЙ предупредительно кашляет, и БАБА ПРАНЯ заглядывает к нему.

БАБА ПРАНЯ
Проснулся, милок?

ЛАВРЕНТИЙ
Проснулся, БАБА ПРАНЯ...

БАБА ПРАНЯ
Ну, вот и хорошо, вставай, завтракать будем.

ЛАВРЕНТИЙ встает, идет в прихожую и спрыскивает у умывальника холодной водой себе лицо. Входит в комнату, где за столом уже сидит ДЕД ИВАН.

ЛАВРЕНТИЙ
Здравствуй, дядя Ваня!

ДЕД ИВАН
Здравствуй, Лаврентий. Ну, как, голова не болит? Ты вчера был хорош...

ЛАВРЕНТИЙ
Ой, дядя Ваня, - я вчера ничего не натворил, а?

ДЕД ИВАН
Нет, немножко песни попел, а потом сразу пошел спать...

ЛАВРЕНТИЙ
Это у нас, корейцев, такое положительно качество есть - как выпьем, так в сон тянет.

БАБА ПРАНЯ
Это уж точно, хорошее качество. Нам бы, русским, тоже не помешало.

Старуха наливает им чай и ставит перед ними вчерашнее угощение, принесенное ЛАВРЕНТИЕМ.

ЛАВРЕНТИЙ
А Вы что же, не съели вчера?

БАБА ПРАНЯ
Не съели...

ЛАВРЕНТИЙ
А что так? Не понравилось?

БАБА ПРАНЯ
Ну, как сказать. Во-первых, непривычные мы. А во-вторых, как и с чем их едят, ведать не ведаем.

Старуха показывает на бананы и ананас.

ЛАВРЕНТИЙ
Это - красная икра, а это черная.

ДЕД ИВАН
Тоже, небось, дорогая?

ЛАВРЕНТИЙ
Да, недешевая. Это вот - сырокопченая колбаса. А это банан, его вот так очищают и едят. А это ананас. Его ножом разрезать надо, а там внутри такая кисло-сладкая мякоть.

Старики пробуют бутерброды.

БАБА ПРАНЯ
Колбаса какая-то твердая. Не по нашим зубам. А, Вань?

ДЕД ИВАН
Согласен. Ты уж, Лаврентий, сам ешь. Зубы у тебя молодые.

ЛАВРЕНТИЙ начинает уминать бутерброды. Старики меж тем пробуют банан. Старуха выплевывает.

БАБА ПРАНЯ
Ну, чисто мыло.

ДЕД ИВАН жует, поднимает глаза кверху.

ДЕД ИВАН
А мне нравится...

ЛАВРЕНТИЙ съедает бутерброд с колбасой, запивает чаем и поглядывает на часы.

ЛАВРЕНТИЙ
Интересно, они встали уже?

БАБА ПРАНЯ
Да они спозаранок поднялись. Энтот уж как два часа назад уехал. Лиля его проводила до калитки.

ЛАВРЕНТИЙ
Да?

БАБА ПРАНЯ
Да, милок. Может, поругались?

ЛАВРЕНТИЙ
(встает)
Не знаю.. Ну, тогда я пойду. Мне переодеться и на занятия ехать надо.

БАБА ПРАНЯ
С богом, милок!

ЛАВРЕНТИЙ
Спасибо за завтрак.

БАБА ПРАНЯ
Это тебе спасибо, милок.

НАТУРА. ДВОР – УТРО

ЛАВРЕНТИЙ выходит из стариковского дома и направляется к своему дому. Стучится в дверь.

ГОЛОС ЛИЛИ
Открыто!
ЛАВРЕНТИЙ входит.

ИНТЕРЬЕР. ДЕРЕВЕНСКАЯ ИЗБА – УТРО.

Лиля сидит за столом. Теперь уже очередь Лили не смотреть на Лаврентия.
ЛАВРЕНТИЙ
Лиля, извини, мне нужно переодеться...

ЛИЛЯ встает, вытаскивает стопку белья и молча подает ему рубашку, свитер и снова садится на стол. Лицо ее полно страдания. ЛАВРЕНТИЙ стаскивает с себя одежду, надевает новое белье, свитер. Косится на нее. Потом подходит к ЛИЛЕ.

ЛАВРЕНТИЙ
Все будет хорошо, все будет хорошо, вот увидишь.

ЛИЛЯ вдруг поворачивается, утыкается ему лицом в живот и начинает рыдать.

ЛИЛЯ
Ларик, что же делать... Что мне делать...

ЛАВРЕНТИЙ
(растерянно)
Он - хороший, он, знаешь, честный, Он сказал, что разведется с женой и обязательно за тобой приедет. И все у тебя будет хорошо...

ЛИЛЯ поднимает к нему залитое слезами лицо. И они смотрят друг на друга...

ИНТЕРЬЕР. СТУДЕНЧЕСКАЯ АУДИТОРИЯ – ДЕНЬ

ДАРИГА и ЛАВРЕНТИЙ сидят рядышком в пустой аудитории

ЛАВРЕНТИЙ
(с отчаянием)
Дарига, ты должна пожить с Лилей... Вместо меня... А я должен вернуться в общежитие.

ДАРИГА
А что случилось?

ЛАВРЕНТИЙ
Ничего не случилось... Просто я ничего не могу... Сяду писать, а голова совершенно пустая... Понимаешь?.. Я для чего эту квартиру снимал?..

ДАРИГА
Знаешь, Ларик... Не морочь мне голову!

Испытующе смотрит на него.

Что случилось?

ЛАВРЕНТИЙ облегченно вздыхает, так как теперь ему не нужно лгать.

ЛАВРЕНТИЙ
Дарига, понимаешь, со мной что-то происходит... Между нами что-то...Этого не должно быть, я все понимаю... И Лиля это понимает... Наверное... Но она становится все ближе, ближе...

ДАРИГА
(изумленно)
Лаврентий... У тебя с Лилей что... Что-то было?

ЛАВРЕНТИЙ
(возмущенно)
Да что ты! Я же совсем не об этом!

ДАРИГА
(разочарованно)
А... А я подумала...

ЛАВРЕНТИЙ
(с испугом)
Но это может случиться... Я это чувствую... Что мне делать, Дарига? Теперь ты понимаешь, что нельзя было Лилю ко мне поселять?

ДАРИГА
(задумчиво)
Знаешь, Ларик… Если это случится, значит - это судьба... Я думаю, нельзя противиться ей...

ЛАВРЕНТИЙ
(растерянно)
Ты что, Дарига... А Сарсен? Есть же Сарсен, будет ребенок...

ДАРИГА
При чем тут Сарсен и ребенок?! Какой ты все-таки еще глупый...

В лице ДАРИГИ проявляется женское превосходство.

А вдруг это любовь?! Вот ты когда - нибудь раньше испытывал то, что испытываешь сейчас? Можешь не отвечать, знаю, что нет!

ЛАВРЕНТИЙ
(самолюбиво)
Откуда ты знаешь?

ДАРИГА
Да это же на тебе написано! Ты же у нас как чистый листок, еще ничем не заполнен! Господи, Ларик! Люби, страдай, радуйся, мучайся, переживай, томись, ничего не бойся! Если в тебя душа не поет, если ты ничего не испытал, ничего не чувствовал, какой ты к черту сценарист! О чем и как ты будешь писать? Ну не о Ленине же?

ЛАВРЕНТИЙ
(вскидывается)
А что - о Ленине? Я как раз сценарий о нем....

В аудиторию заглядывает САКЕН.

САКЕН
Ларик, привет! А я тебя ищу! Слушай...

ДАРИГА
(строго)
Сакен, подожди за дверью, мы заняты.

САКЕН
(настойчиво)
Я только скажу … Ларик, есть возможность поехать на Свердловскую киностудию. Поедем?

ЛАВРЕНТИЙ
Поедем...
ДАРИГА
Сакен, это потом!

САКЕН
Ладно! Лавруха, у деканата жду тебя!

САКЕН исчезает.

ЛАВРЕНТИЙ
(растерянно)
Дарига, понимаешь... У меня же есть мое предназначение...Я должен...

ДАРИГА
(с разочарованием)
Знаешь, Ларик, ты и вправду поезжай с Сакеном в Свердловск

ЛАВРЕНТИЙ
Но мы же не договорили...

ДАРИГА
Обо всем мы уже поговорили...

ДАРИГА встает и с сожалением смотрит на ЛАВРЕНТИЯ.

ИНТЕРЬЕР. ДЕРЕВЕНСКИЙ ДОМ – ДЕНЬ

ЛАВРЕНТИЙ собирает вещи в потрепанный чемоданчик, ЛИЛЯ подает ему белье.У нее под халатом выпирает животик.
ЛАВРЕНТИЙ, сложив чемоданчик, начинает одеваться.

ЛАВРЕНТИЙ
Можешь подружек позвать, как в прошлый раз... Да и тетя Праня к тебе привязалась, так что, если что...

ЛИЛЯ кивает и тут же, схватившись за живот, вздрагивает.

ЛИЛЯ
Ой!

ЛАВРЕНТИЙ
(встревожено)
Что случилось?

ЛИЛЯ
(растерянно)
Он меня... толкнул.

ЛАВРЕНТИЙ
Да? Больно?

ЛИЛЯ
Нет, не больно совсем... Ой, вот опять... Он вовсю толкается...

ЛИЛЯ удивленно улыбается. ЛАВРЕНТИЙ смотрит на нее, в глазах его любопытство.

ЛАВРЕНТИЙ
А как он толкается, а?

ЛИЛЯ
Ну... дай твою руку.

ЛАВРЕНТИЙ подает ей руку, она берет ее в свою и прикладывает к своему животу. Спустя несколько мгновений оба вскрикивают.

ЛИЛЯ
Толкается!

ЛАВРЕНТИЙ
Да сильно как! Как бы он тебе не повредил что, а?

ЛИЛЯ
Смешные Вы, мужчины. Ничего Вы не знаете...

ЛАВРЕНТИЙ смущается, отнимает руку.

ЛАВРЕНТИЙ
Ну, я поехал? Ты не выходи...

ЛИЛЯ
Нет, я провожу.

Снимает с гвоздя свою куртку. ЛАВРЕНТИЙ помогает ей одеться. И они выходят.

ИНТЕРЬЕР. КУПЕ В ПЛАЦКАРТНОМ ВАГОНЕ – ДЕНЬ

ЛАВРЕНТИЙ и САКЕН сидят у окна в плацкартном вагоне. Мимо проносятся переезды и полустанки. Ларик задумчив. Сакен посматривает на него.

САКЕН
Что, Лавруха, ты невесел, что ты голову повесил?

ЛАВРЕНТИЙ
Нет, я ничего… Так…

САКЕН смотрит на него понимающе.

САКЕН
Но ведь, согласись, это здорово… Когда тебя переполняют чувства.

ЛАВРЕНТИЙ
А с тобой такое было?

САКЕН
Еще в школе. В пятом классе. К нам пришла новая учительница по литературе, после института. Она такая была…Как воздушный шарик…И я в нее влюбился…

ЛАВРЕНТИЙ
Да ты что?.. А у меня в школе ничего такого не было.

САКЕН
Что, никто не нравился?

ЛАВРЕНТИЙ
Ну, почему? Но я как-то соизмерял свои чувства… со своей внешностью.

САКЕН
(удивленно)
Да? Это поддается соизмерению?

Они смотрят в окно.

САКЕН
Слушай, я тут недавно поехал к друзьям в пединститут и попал на очень интересный диспут.

ЛАВРЕНТИЙ вопрошающе смотрит на него.

САКЕН
Как же они его сформулировали? Что-то вроде « Что такое любовь?»

ЛАВРЕНТИЙ
(усмехаясь)
Да, у нас во ВГИКЕ такой диспут в принципе невозможен.

САКЕН
Они даже не знают, насколько они счастливы, будущие педагоги! Над такими вечными вопросами размышляют! Что характерно, Ларик, у них в институте, по-моему, процентов 90 – девчонки. Ребят раз-два и обчелся. Ну, девчонки, в основном стихами о любви шпарили. И тут вышел один парень и заговорил прозой. Но какой?!

ЛАВРЕНТИЙ с любопытством смотрит на него.

САКЕН
Так вот, этот парень встал на трибуну смотрит на одну девчонку в третьем ряду и говорит:
- Любовь – это прекрасно!
Видно, он в нее был нешуточно влюблен, и его распирали чувства, а это, как ты знаешь, ведет к косноязычию. Так вот, он запнулся, помолчал и говорит: «И так далее и так далее и так далее!»
Все смотрят на него, ждут, что он еще изречет.
Он набирает воздух в грудь и говорит: «Любовь – это изумительно!».
Помолчал и снова говорит: «И так далее и так далее и так далее».
-В аудитории раздался шумок...

САКЕН выдерживает драматургическую паузу. ЛАВРЕНТИЙ начинает улыбаться. А САКЕН продолжает:

Парень помолчал и говорит дальше: « Любовь – это замечательно!»

ЛАВРЕНТИЙ смотрит на САКЕНА и, догадавшись, смеется:

И так далее, и так далее, и так далее!

САКЕН
Ну, да! Ну, тут весь зал просто упал! Таких аплодисментов в Большом театре не было!

ЛАВРЕНТИЙ начинает ржать. САКЕН тоже задыхается от смеха. Затем становится серьезным

САКЕН
А знаешь, Лавруха, если вдуматься, то ведь он в самую суть влез. В любви самое главное: и так далее, и так далее, и так далее.

НАТУРА. ДЕРЕВЕНСКАЯ УЛИЦА – ДЕНЬ.

Солнышко на голубом ясном небе. На улице начинает таять снег. Весна. Грачи уж прилетели. Воробьи купаются в лужах. ЛАВРЕНТИЙ входит в калитку. Навстречу ему – БАБА ПРАНЯ.

БАБА ПРАНЯ
Здравствуй, милок! С приездом? Ну, как съездил-то?

ЛАВРЕНТИЙ

Хорошо, тетя Праня. Ну, как вы тут?

БАБА ПРАНЯ
Живем, хлеб жуем, милок!

ЛАВРЕНТИЙ
А как Лиля?

БАБА ПРАНЯ
А к ней позавчера отец приехал! Такой, знаешь, сердитый мужчина...

ЛАВРЕНТИЙ
(растерянно)
Да? Ну, посмотрим

Направляется к избе. Стучится в дверь

Можно?

РАДОСТНЫЙ ГОЛОС ЛИЛИ
Ларик, ты приехал?

ЛАВРЕНТИЙ открывает дверь. К нему бросается Лиля, но потом благочинно останавливается и кланяется ему.

ЛИЛЯ
С приездом! Папа, выходи, познакомься... Это - Ларик!

Из-за занавески выходит отец Лили, ФРИДРИХ АЛЬБЕРТОВИЧ, худощавый мужчина лет 45, пристально, неулыбчиво смотрит на ЛАВРЕНТИЯ, протягивает руку.

ФРИДРИХ АЛЬБЕРТОВИЧ
Здравствуйте! Фридрих Альбертович, отец Лили.

ЛАВРЕНТИЙ
Очень приятно. А меня зовут Лаврентий.

ФРИДРИХ АЛЬБЕРТОВИЧ
Наслышан… Простите, а сколько Вам лет?

ЛАВРЕНТИЙ
Мне - 25. А что?

ФРИДРИХ АЛЬБЕРТОВИЧ
Вы уже взрослый человек, не мальчик, так сказать... Не ожидал...

ЛАВРЕНТИЙ
А в чем, собственно дело?

ЛИЛЯ
Папа, перестань!

ФРИДРИХ АЛЬБЕРТОВИЧ
Извини, дочка...

Отец оглядывается на дочь. Поворачивается к ЛАВРЕНТИЮ.

А дело в том, что Вы, как взрослый человек, могли бы подумать о том, каково нам, родителям, было находиться в неведении?

ЛИЛЯ
Ларик, не слушай его!

ЛАВРЕНТИЙ
(примирительно)
Ну, наверное, в чем-то Вы правы... А с другой стороны, понимаете, заниматься доносительством не приучен.

ФРИДРИХ АЛЬБЕРТОВИЧ
Ну, какое же это доносительство? Просто поставить в известность... Чтобы мы знали... Ведь могло же случиться что-нибудь, и вся ответственность легла бы на Вас, Вы это понимаете?

ЛАВРЕНТИЙ
Ну, хорошо... Теперь Вы знаете... Ваша дочь, как видите, жива, здорова... Вы хотите ее забрать?

ЛАВРЕНТИЙ смотрит на ЛИЛЮ. У нее сияющий вид.

ФРИДРИХ АЛЬБЕРТОВИЧ
В том-то и дело, что... нет! Понимаете, если бы я знал раньше...

ЛИЛЯ
Папа, я бы все равно аборт не сделала!

ФРИДРИХ АЛЬБЕРТОВИЧ
Дело не в аборте, девочка, дело в общественном мнении. Не забывай, в каком положении мы, немцы, находимся... Понимаете, Лаврентий, это все не так просто... Надеюсь, вы это тоже понимаете?

ЛАВРЕНТИЙ
Пока нет...

ФРИДРИХ АЛЬБЕРТОВИЧ
Быть в наше время матерью-одиночкой, да еще в таком возрасте... Да еще немке… Это полностью закрыть себе всякие перспективы! Это ужасно!

ФРИДРИХ АЛЬБЕРТОВИЧ сжимает руками виски.

ЛИЛЯ
Папа, да не переживай ты так!

ФРИДРИХ АЛЬБЕРТОВИЧ
Это ты сейчас так говоришь, девочка моя... А жизнь - она жестокая…- Что, если со мной что-то случится? Кто тебе поможет? Мама, ты знаешь, у нас не совсем здорова...

ЛАВРЕНТИЙ
Ну, если что, я... помогу.

ФРИДРИХ АЛЬБЕРТОВИЧ
Да? Спасибо Вам... Вы благородный человек!

Он протягивает к ЛАВРЕНТИЮ руку. ЛАВРЕНТИЙ пожимает ее.

Не то что этот... Негодяй...

ЛАВРЕНТИЙ
Ну, почему сразу негодяй… Он тут был... Лиля, ты говорила?

ЛИЛЯ
(поморщившись)
Говорила, конечно!

ЛАВРЕНТИЙ
Так вот, он мне сказал, что едет в Алма-Ату за разводом, а потом будет просить руки Вашей дочери!

ЛАВРЕНТИЙ произносит фразу воодушевленно-искусственно.

ФРИДРИХ АЛЬБЕРТОВИЧ
Пока это только разговоры…

С интересом смотрит на ЛАВРЕНТИЯ. Отчего тот начинает чувствовать себя как кролик перед удавом...
ФРИДРИХ АЛЬБЕРТОВИЧ
Вы, Лаврентий, очень кстати приехали... Мне сейчас нужно уезжать, Вы понимаете, многое надо подготовить. Не может же Лиля рожать здесь... Так вот, я все подготовлю, потом приеду и мы все решим, хорошо?

ЛАВРЕНТИЙ
Да, хорошо…

ФРИДРИХ АЛЬБЕРТОВИЧ
Ну, вот и славно.

НАТУРА. ДВОР – ДЕНЬ.

ФРИДРИХ АЛЬБЕРТОВИЧ идет, сопровождаемый ЛИЛЕЙ и ЛАВРЕНТИЕМ. Выходят за калитку.

ФРИДРИХ АЛЬБЕРТОВИЧ
Ну, всего доброго!. Спасибо Вам. Так я скоро приеду.

ЛАВРЕНТИЙ
Буду ждать.

ФРИДРИХ АЛЬБЕРТОВИЧ
Лиля, проводи меня немножко.

ЛИЛЯ, оглянувшись на ЛАВРЕНТИЯ, идет вслед за отцом. Отец берет дочь под руку.

ФРИДРИХ АЛЬБЕРТОВИЧ
Не знаю, как тот... Ну, настоящий отец, а этот мне понравился...

ЛИЛЯ
(обрадовано)
Да?

Но отец разрушает ее радость невинным, казалось бы, но весьма прагматичным замечанием.

ФРИДРИХ АЛЬБЕРТОВИЧ
Знаешь, лучше синица в руке, чем журавль в небе. Не упускай его. Как с тем сложится, еще неизвестно... А этот у тебя в руках... Я-то вижу...

ЛИЛЯ
(растерянно)
Папа, ты что? Что ты такое говоришь?

ФРИДРИХ АЛЬБЕРТОВИЧ
Слушай меня, дочка, я тебе зла не желаю. Я же вижу, что ты и сама уже это поняла... Ну, до свидания.

Отец, похлопав дочь по плечу, уходит. ЛИЛЯ, поникнув, изумленно смотрит ему вслед.

ЛИЛЯ
(растерянно, сдавленным голосом)
Это не так... Это не так...

ИНТЕРЬЕР. ДЕРЕВЕНСКАЯ ИЗБА – ДЕНЬ – ПРОДОЛЖЕНИЕ

ЛИЛЯ входит в комнату. ЛАВРЕНТИЙ сидит за своим столом. Смотрит на нее.

ЛАВРЕНТИЙ
А Фридрих Альбертович кем работает?

ЛИЛЯ
Зачем это Вам?
Говорит резко, с вызовом глядя на него.

ЛАВРЕНТИЙ
Ну, хотелось бы узнать, каково его общественное положение...

В его словах проскальзывает легкая ирония.

ЛИЛЯ
Вы, наверное, хотите сказать какую - то гадость о моем отце, да?

ЛАВРЕНТИЙ
Ну, почему обязательно гадость? Слушай, Лиля, какая муха тебя укусила?

ЛИЛЯ
Цеце!

Скрывается за занавеской.

ЛАВРЕНТИЙ
Ну, не хочешь говорить, не надо... А я хотел тебе рассказать о поездке
в Свердловск.

Но в ответ ему - молчание.

ИНТЕРЬЕР. КУРИЛКА ВО ВГИКЕ

Лаврентий сидит с друзьями – САКЕНОМ, ИРАКЛИЕМ, АЛЕШЕЙ.

ЛАВРЕНТИЙ
Не знаю, что с ней случилось... Я же к ней по-доброму...

ИРАКЛИЙ
В этом как раз твоя ошибка, дарагой. Женщины всегда превратно понимают доброту. Об этом еще Пушкин сказал! "Чем меньше женщину мы любим, тем больше нравимся мы ей. И тем ее вернее губим средь... обольстительных сетей"…

Он задумывается.
ЛАВРЕНТИЙ
(возмущенно)
Ираклий! Ты что? При чем тут это?

ИРАКЛИЙ
Да, пожалуй, это из другой оперы… Тогда, наверное, все это ближе к Шекспиру...

ЛАВРЕНТИЙ
Что ты имеешь в виду?

ИРАКЛИЙ
Понимаешь, Ларик..."Мавр сделал свое дело..."

ЛАВРЕНТИЙ переглядывается с САКЕНОМ

ЛАВРЕНТИЙ
Да?

НАТУРА. ДЕРЕВЕНСКАЯ УЛИЦА – БЛИЖЕ К ВЕЧЕРУ

ЛАВРЕНТИЙ входит в калитку. Навстречу ему – БАБА ПРАНЯ.

БАБА ПРАНЯ
Здравствуй, милок! Опоздал, значит...

ЛАВРЕНТИЙ
Опоздал? Что Вы имеете в виду?

БАБА ПРАНЯ
Так приехал отец... Ждали они тебя ждали, да и уехали. На поезд опаздывали. Вот, письмо Лиля просила передать тебе... Где же оно, куда я его положила?

ЛАВРЕНТИЙ тревожно смотрит на нее.

БАБА ПРАНЯ
Ах, да я его же в горнице оставила. Сейчас принесу!

Уходит в дом. Появившись, протягивает конверт:

На, милок.

ЛАВРЕНТИЙ разрывает конверт, вытаскивает листок, читает, потом складывает его обратно в конверт.

БАБА ПРАНЯ
Что пишет-то?

ЛАВРЕНТИЙ
Ну, как обычно, благодарит… Как родит, обязательно сообщит. Вот и все.

БАБА ПРАНЯ
Ну, дай-то бог, чтобы все у нее хорошо было. Она, вообще-то, неплохая, хоть и немка… А ты заходи, милок, к нам, чайком угощу.

ЛАВРЕНТИЙ
Спасибо, тетя Праня, я к себе пойду.

ИНТЕРЬЕР. ДЕРЕВЕНСКАЯ ИЗБА – ВЕЧЕР.

ЛАВРЕНТИЙ входит в избу. Там чисто, опрятно, видно, что ЛИЛЯ перед отъездом постаралась. Он бесцельно ходит по срубу. Потом садится за стол.

ЛАВРЕНТИЙ
Все, к черту! Я должен писать!

Садится к столу, начинает раскладывать бумаги.

НАТУРА. ДЕРЕВЕНСКАЯ УЛИЦА – БЛИЖЕ К ВЕЧЕРУ.

У калитки стоят ЭЙНО и ИРАКЛИЙ.

ИРАКЛИЙ
Хозяева, Вы дома?

Навстречу им появляется БАБА ПРАНЯ.

БАБА ПРАНЯ
Здравствуйте, соколики!

ИРАКЛИЙ
Здравствуйте, тетя Праня! Вот приехали узнать, что с нашим другом? Вторую неделю в институте не показывается...

БАБА ПРАНЯ
Да вот и я думаю, не заболел ли? День - деньской и до поздней ночи что-то стучит на машинке... И есть толком не ест, и пить не пьет... А исхудал... Одни глаза остались... И, оказывается, совсем не узкие глаза у него...

ЭЙНО
Ну, ладно, тетя Праня, мы посмотрим...

Друзья проходят по тропинке к дому.

БАБА ПРАНЯ
(вслед)
А дед как раз баню истопил!

ИРАКЛИЙ
Баня - это здорово! Сейчас мы нашего друга искупаем и вылечим!

Он вытаскивает из карманы бутылки и потрясает ими.

ИНТЕРЬЕР. КОМНАТА В ИЗБЕ – ВЕЧЕР

ЛАВРЕНТИЙ печатает на листе бумаге слово "КОНЕЦ", когда раздается стук в дверях.

ЛАВРЕНТИЙ
Да-да, открыто!

В комнату входят ЭЙНО и ИРАКЛИЙ.

ЛАВРЕНТИЙ
(радостно соскакивая с места)
Ребята! Вы приехали! Как хорошо! А я только что закончил свой сценарий!
ЭЙНО
(улыбается)
Значит, мы вовремя…

ЛАВРЕНТИЙ
Еще как вовремя! Будете первыми моими читателями!

ИНТЕРЬЕР. ПРЕДБАННИК – ВЕЧЕР

Распаренные друзья сидят в предбаннике, обернутые в белые простыни, поочередно читают листки сценария, передавая друг другу. ЛАВРЕНТИЙ сидит с отрешенным видом. Закончив читать, ИРАКЛИЙ встает. Подходит к ЛАВРЕНТИЮ, обнимает его.

ИРАКЛИЙ
Дай я тебя поцелую!

ЛАВРЕНТИЙ
(с тревогой)
Понравилось?

ИРАКЛИЙ
Это не то слово, это слишком дряблое слово, чтобы передать мои чувства! Как считаешь, Эйно?

ЭЙНО
Я с тобой согласен. Поздравляю, Ларик...

ЛАВРЕНТИЙ
(растроганно)
Спасибо, ребята...

ЭЙНО
(после паузы)
Только ты, Ларик, никому не показывай свой сценарий.

ЛАВРЕНТИЙ
(изумляется)
Это почему?

ЭЙНО
Потому что иначе тебя исключат из института… Понимаешь, у тебя Ленин получился... Как... монстр.

ИРАКЛИЙ
Да, я тоже об этом думал, когда читал…

ЛАВРЕНТИЙ
Но... ведь я написал... Так было в жизни... Я по документам… Это правда…

ЭЙНО
Это - чистой воды антисоветчина…

ЛАВРЕНТИЙ
(растерянно)
Ребята...

ИРАКЛИЙ
Ты же сам понимаешь, Лавруша...

ЛАВРЕНТИЙ
Не понимаю... Это все - правда...

ЭЙНО
Кому она нужна - эта правда.
ЛАВРЕНТИЙ
Тогда... Я не знаю, как тогда жить, ребята, а?..

ЭЙНО
Стиснув зубы, Ларик... Стиснув зубы…

ЛАВРЕНТИЙ
Ну, нет...

ИНТЕРЬЕР. ФОЙЕ В УЧЕБНОМ КОРПУСЕ ВГИКА – ДЕНЬ.

На Доске приказов висит объявление: " Комитет комсомола постановил: Студенту 3-го курса сценарного факультета Ким Лаврентию за проявления политической наивности в курсовом сценарии "Шу-Шу-Шу" объявить строгий выговор, без занесения в личное дело". ЛАВРЕНТИЙ, войдя в холл, сталкивается с МАРАТОМ и демонстративно не здоровается с ним.

МАРАТ
Ларик, привет! Ты чего не здороваешься?

ЛАВРЕНТИЙ
(неприязненно)
Не считаю нужным.

МАРАТ
Брось, старик! Это же проформы ради. Просто так было надо, чтобы тебя отмазать от исключения. Ведь все это понимают.

ЛАВРЕНТИЙ
Но ты бы мог хотя бы воздержаться, Марат.

МАРАТ
Не мог я.

ЛАВРЕНТИЙ
Андрей Серегин ведь воздержался.

МАРАТ
Ну, знаешь, если бы все воздержались, то тогда бы тебе хуже было! Нас бы тогда сверху поправили! А так - все тип- топ. И волки сыты, и овцы целы.

И поднимает палец:

Это же политика!

ЛАВРЕНТИЙ
Да пошел ты к черту со своей политикой.

Ухолит не попрощавшись. МАРАТ смотрит ему вслед.

МАРАТ
Товарищ не понимает...

ИНТЕРЬЕР. БЕРЛИНСКИЙ КОНГРЕСС-ХОЛЛ - ДЕНЬ.

В зрительном зале много народа. На сцену выходит ГОСПОЖА ШНАЙДЕР, встреченная аплодисментами. Она говорит на немецком языке и ЛАВРЕНТИЙ, сидящий в зале, слышит в наушниках перевод на русском языке:

Уважаемые господа, позвольте приветствовать Вас и объявить Первый международный фестиваль документальных фильмов в городе Берлине открытым!

Раздаются аплодисменты.

Мы дали нашему фестивалю название «Зеркало жизни». Кино создает уникальную возможность сохранить для потомков неповторимые процессы быстротекущей жизни, и в этом смысле жаль, что во времена египетских фараонов, Александра Македонского, Римских императоров не было кино...

Раздаются аплодисменты.
ПЕРЕВОД ПРОДОЛЖАЕТСЯ

Конечно, наш фестиваль стал возможным благодаря поддержке наших общественных организаций, и, прежде всего благодаря Фонду, который возглавляет, простите за нескромность, моя мать, Лиля Шнайдер! Она сожалеет, что не может присутствовать по причине болезни на нашем фестивале и передает Вам искрений привет и благодарность за вашу замечательную работу!
Мы начинаем нашу программу с просмотра документальной картины, которую представил на конкурс наш коллега из Республики Казахстан Лаврентий Ким. Он находится сейчас в этом зале. Давайте поприветствуем господина Кима!

Раздаются аплодисменты. ЛАВРЕНТИЙ встает и кланяется публике. Свет гаснет, и идут титры документального фильма.

...Во время демонстрации ленты ЛАВРЕНТИЙ, извиняясь, поднимается со своего места и выходит из зала. Он направляется к служебному входу и сталкивается в дверях с ГОСПОЖОЙ ШНАЙДЕР.

ЛАВРЕНТИЙ
Извините… Ваша мама, госпожа Лиля Шнайдер... Это ее девичья фамилия?

ГОСПОЖА ШНАЙДЕР
Нет, ее девичья фамилия – Гейер

ЛАВРЕНТИЙ
Лиля?!

ГОСПОЖА ШНАЙДЕР
Да, мою маму зовут Лиля Гейер

Она говорит сухо и во взгляде ее проглядывает с трудом сдерживаемая неприязнь.

ЛАВРЕНТИЙ
Подождите... Но у нее была и фамилия по мужу... Бакеева, ведь так?

ГОСПОЖА ШНАЙДЕР
О, это было очень короткое время.

ЛАВРЕНТИЙ
А Вас зовут Марина, ведь так?

ГОСПОЖА ШНАЙДЕР
Да, Марина...

Она неулыбчиво смотрит на ЛАВРЕНТИЯ.

ЛАВРЕНТИЙ
(улыбаясь)
Сессия...

ГОСПОЖА ШНАЙДЕР
Простите, не поняла?

ЛАВРЕНТИЙ
Это так... Давнее воспоминание... Марина, мне обязательно нужно увидеть Вашу маму! Где она?

ГОСПОЖА ШНАЙДЕР
Вы в этом уверены?

ЛАВРЕНТИЙ
Абсолютно!

ГОСПОЖА ШНАЙДЕР
Хорошо, я ей передам. А сейчас мне нужно идти. Извините.

ГОСПОЖА ШНАЙДЕР уходит, а ЛАВРЕНТИЙ смотрит ей вслед.

ЛАВРЕНТИЙ
Сессия...

НАТУРА. ОКРЕСТНОСТИ ВДНХ, ПОКРЫТЫЕ ВЕСЕННЕЙ ЗЕЛЕНЬЮ ГАЗОНЫ И ДЕРЕВЬЯ – ДЕНЬ.

Перед входом в основной корпус ВГИКа ЛАВРЕНТИЙ встречается с ИРАКЛИЕМ.

ИРАКЛИЙ
Привет, Ларик, дарагой!

ЛАВРЕНТИЙ
Здравствуй, Ираклий!

ИРАКЛИЙ
Слушай, тебе в деканат телеграмму принесли! Срочную. Я за тебя расписался! Подожди, где она?

ЛАВРЕНТИЙ
(испуганно)
Из Алма-Аты?! У меня там мама...

ИРАКЛИЙ
Да нет, не из Алма-Аты... Из Воронежа... А, вот она...

ИРАКЛИЙ достает из куртки телеграмму и подает ее ЛАВРЕНТИЮ.
Тот разворачивает ее.

Текст: " Сессию сдала. Воронеж, Маяковского, 9, квартира 34."

ЛАВРЕНТИЙ крутит головой.
ЛАВРЕНТИЙ
Не понял...

ИРАКЛИЙ
Что тут понимать, дарагой?. Кто-то из твоих подруг или родственниц сдал сессию. Умная значит... А у меня хвост, понимаешь, по научному коммунизму, будь он неладен...

ИРАКЛИЙ выразительно машет рукой.

ЛАВРЕНТИЙ
Погоди... Это же Лиля! Она сессию сдала!

ИРАКЛИЙ
Так она же вроде нигде не училась?

ЛАВРЕНТИЙ
Ты не понимаешь, Ираклий! Она, уезжая, оставила записку, что, если сына родит, то напишет: "Экзамен сдала", а если дочку - то "Сессию сдала"! Значит, она дочку родила!

ИРАКЛИЙ
Дочка - это к богатству! Поздравляю!

ЛАВРЕНТИЙ
(удивленно)
Погоди, я - то тут при чем?

ИРАКЛИЙ
Да, вообще-то ты, в самом деле, не при чем.

К зданию, запыхавшись, торопятся ДАРИГА, САКЕН, МАРАТ.

ДАРИГА
Привет, Лаврентий. С тобой мы виделись, Ираклий…

Взглядывает на часы.

Ну, что, опять на лекцию опоздали... А Вы чего здесь стоите?

ЛАВРЕНТИЙ
Погоди, Дарига, тут такое дело... Лиля дочку родила... Вот, телеграмму прислала.

Он протягивает телеграмму ДАРИГЕ. Та берет, читает и вопросительно поднимает голову. МАРАТ и САКЕН перехватывают телеграмму и тоже читают.

ЛАВРЕНТИЙ
Это она так придумала, если родит сына, то экзамен, если дочку - то сессия.

САКЕН
Интересно!

МАРАТ
Здорово!

К ним приближается пожилой мужчина, увидев которого, студенты вытягиваются и принимают почтительный вид.

СТУДЕНТЫ
Здравствуйте, Александр Петрович!

АЛЕКСАНДР ПЕТРОВИЧ
Здравствуйте! А Вы почему не на занятиях?

САКЕН
Так мы... Немного задержались...

АЛЕКСАНДР ПЕТРОВИЧ
(усмехаясь)
Задерживается начальство, а все остальные - опаздывают. Пора бы это усвоить! А ну-ка, марш на занятия! А преподавателям скажете, что Вас проректор вызывал! По неотложному делу.
СТУДЕНТЫ, ДРУЖНО
Спасибо, Александр Петрович

Направляются вслед за проректором в институт. На пороге ДАРИГА оборачивается к ЛАВРЕНТИЮ

ДАРИГА
После занятий обязательно встретимся.

ЛАВРЕНТИЙ
Ладно!

НАТУРА. СКВЕР ВОЗЛЕ УЧЕБНОГО КОРПУСА ВГИКА – ДЕНЬ.

На скамейке сидят ИРАКЛИЙ, АЛЕША, АНДРЕЙ, МАРАТ, ДАРИГА, САКЕН, ЛАВРЕНТИЙ, ЭЙНО.

ДАРИГА
(Ларику)
Значит, так, мы тут на перемене посоветовались и пришли к выводу, что тебе надо поехать в Воронеж...
ЛАВРЕНТИЙ
Это еще зачем?

ДАРИГА
(невозмутимо)
К Лиле. Она все-таки дочку родила...

ЛАВРЕНТИЙ
(удивленно)
Ребята, но я-то тут при чем?

Он смотрит на друзей. Но они сидят с невозмутимым видом.

ДАРИГА
А при том, что если бы не ты, еще неизвестно, что вышло бы. Может, она вообще бы... Даже страшно подумать…

ЛАВРЕНТИЙ
Ну, Дарига, что ты такое говоришь. О чем таком страшном можно подумать... Ребята, у меня же экзамены на носу...

ИРАКЛИЙ
(с нажимом)
Твои экзамены, Ларик, еще впереди… Может у тебя будет один экзамен, или два, этого мы не знаем.

Ираклий многозначительно поднимает палец.

А тут человек уже сессию сдал, панимаешь, поэтому надо поехать, поздравить... А то нехорошо получится, у человека - радость, а разделить ее не с кем... Неправильно это...

ЛАВРЕНТИЙ
У меня и денег нет...

ДАРИГА
Не беспокойся, мы тебе собрали.

Вытаскивает из кармана пачку смятых рублевок и трешек.

Тут тебе и на билеты хватит, и на подарок.

ЛАВРЕНТИЙ
(безнадежным тоном)
Черти, успели все за меня решить…

ДРУЗЬЯ ДРУЖНО
А как же?

ИНТЕРЬЕР. КУПЕ ПЛАЦКАРТНОГО ВАГОНА- ДЕНЬ

ЛАВРЕНТИЙ лежит на верхней полке плацкартного вагона. Внизу сидят две молодые женщины с маленькими детьми. Между ними идет разговор.

ПЕРВАЯ ЖЕНЩИНА
А я к мужу еду. Военный он у меня.

ВТОРАЯ ЖЕНЩИНА
Хорошо Вам... Военные много получают. Не то, что мой…

ПЕРВАЯ ЖЕНЩИНА
Переезды замучали… А один переезд равен трем пожарам.

ЛАВРЕНТИЙ смотрит в окно, за которым мелькают перелески, полустанки, стоящие на переездах перед шлагбаумами автомобили.
И видится ему:

ИНТЕРЬЕР. ПРОСМОТРОВЫЙ ЗАЛ.

… ЛИЛЯ сидит рядом с ним в темном просмотровом зале. Сбоку – САКЕН, ДАРИГА, сзади ЭЙНО, ИРАКЛИЙ. Экрана не видно, слышны отрывистые слова на японском языке, свист сабель, страшные крики. ЛИЛЯ прижимается к плечу ЛАВРЕНТИЯ, зажмуривает от страха глаза.

ИНТЕРЬЕР. ВАГОН ЭЛЕКТРИЧКИ – НОЧЬ.

ЛАРИК и ЛИЛЯ сидят в поздней электричке. Редкие пассажиры дремлют, прислонившись к стеклам.

ЛАВРЕНТИЙ
Ну, как тебе японское кино? Понравилось?

ЛИЛЯ
Не знаю… Мне многое в нем непонятно…

ЛАВРЕНТИЙ
Что тебе непонятно?

ЛИЛЯ
Почему этот Кобаяси так и не признался ей, что любит ее? Не обнял, не поцеловал? Какие-то они странные люди, эти японцы…

ЛАВРЕНТИЙ
В Японии, да и вообще на Востоке не принято показывать свои чувства, особенно, к женщине...

ЛИЛЯ
(возмущенно)
Но почему?!

ЛАВРЕНТИЙ
Потому что… Ну, так у них было заведено… Иначе мужчина терял свое лицо…

ЛИЛЯ
Бедные они, бедные…

ЛАВРЕНТИЙ
Кто?

ЛИЛЯ
Все, кто живет на Востоке…

ЛАВРЕНТИЙ
Почему?!

ЛИЛЯ
Потому что… Ты представь, никто из них и никогда не говорил женщине, как Желтков «Гранатовом браслете»: «Да святится имя твое!» Никто не мог признаться в любви к даме с собачкой… Потому что для них это было бы потерей лица. Но ведь это ужасно, если подумать?

ЛАВРЕНТИЙ
Но такие у них сложились традиции.

ЛИЛЯ
По-моему, совершенно глупые!

ЛАВРЕНТИЙ
Традиции не могут быть глупые. Они ведь не случайно переживают века.

Он смотрит на ЛИЛЮ. Она отворачивается к темному стеклу.

НАТУРА. ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНЫЙ ВОКЗАЛ С ВЫВЕСКОЙ «ВОРОНЕЖ» - ДЕНЬ

ЛАВРЕНТИЙ сходит с поезда, прибывшего в Воронеж. В руках у него дорожная сумка. Оглядевшись по сторонам, он подходит к дежурной по станции - пожилой женщине в форме железнодорожницы и с красной повязкой на рукаве.

ЛАВРЕНТИЙ
Простите, я приехал из Москвы, и ничего здесь не знаю. Вы не подскажете, на каких автобусах мне добраться до улицы Маяковского?

ЖЕНЩИНА С ПОВЯЗКОЙ
(улыбаясь)
Это очень просто, выйдете на площадь, сядете на автобус 40-й или 31-й. Так и будет - остановка Улица Маяковского.

ЛАВРЕНТИЙ
Спасибо Вам большое

Идет к выходу с перрона.

НАТУРА. ДВОР 9-ЭТАЖНОГО ДОМА - ДЕНЬ

ЛАВРЕНТИЙ входит во двор, который окружают 9-этажные кирпичные дома с балконами. В центре двора находится песочница, качели, скамеечки. Он, вытерев пот со лба, присаживается на одну из скамеек и оглядывает дома.

ИНТЕРЬЕР. БАЛКОН – ДЕНЬ

ЛИЛЯ, уложив спящего ребенка в коляску, стоящую на балконе третьего этажа, мельком замечает человека, вошедшего во двор. Немножко покачав коляску и убедившись, что ребенок спит, она входит к комнату и спустя некоторое время вновь появляется на балконе с ворохом постиранных пеленок. Начав развешивать пеленки, она взглядывает вниз.

НАТУРА. СКАМЕЙКА ВО ДВОРЕ – ДЕНЬ.

ЛАВРЕНТИЙ рассматривает окна дома.

ГОЛОС ЛИЛИ С БАЛКОНА
Ла-а-а-а-рик!!!

Ларик поднимается с места, глядит на балкон, с которого раздался крик. На мгновение там мелькает лицо Лили.

НАТУРА. ДВОР 9-ЭТАЖНОГО ДОМА – ДЕНЬ – ПРОДОЛЖЕНИЕ

Лиля опрометью выбегает из подъезда и бросается к Лаврентию. Обнимает его, целует, и он, сломленный ее напором, стоит, робко обнимая ее.
Заметив это, ЛИЛЯ отстраняется, и смотрит на него. Но переполняющая ее радость перебарывает на мгновение возникшее отчуждение.

ЛИЛЯ
Ты приехал?

ЛАВРЕНТИЙ
Да... Меня ребята собрали... Деньги собрали... На билет, на подарок...
Ну, как ты тут?

ЛИЛЯ
Хорошо... Тут у меня тетка, я у нее сейчас живу... Ну, пойдем, пойдем...

ЛИЛЯ берет его за руку и ведет его за собой. Спохватившись, ЛАВРЕНТИЙ выдергивает руку и возвращается за забытым чемоданчиком. И снова ЛИЛЯ берет его за руку и ведет за собой.

ИНТЕРЬЕР. ПРИХОЖАЯ В КВАРТИРЕ – ДЕНЬ

ЛАВРЕНТИЙ И ЛИЛЯ входят в квартиру, обставленную по моде середины 70-х годов. Из комнаты выглядывает женщина лет 40. Это ТЕТЯ ЖЕНЯ.

ЛИЛЯ
Тетя Женя, познакомьтесь, это мой друг, Ларик Ким.

ТЕТЯ ЖЕНЯ
Очень приятно…

Она бросает на ЛАВРЕНТИЯ любопытствующий взгляд.

ЛИЛЯ
А это моя тетя Женя, папина сестра.

ТЕТЯ ЖЕНЯ
(со смыслом)
В самом деле, очень-очень приятно… Лилечка, а может, вы семейно, так сказать, с ребенком по улице погуляете, а я тем временем стол накрою? Ларик, Вы как, не возражаете?

ЛАВРЕНТИЙ
Нет, конечно!

ЛИЛЯ
А ты с дороги не устал?

ЛАВРЕНТИЙ
Конечно, не устал. Я в поезде здорово выспался.

НАТУРА. ДВОР 9-ЭТАЖНОГО ДОМА – ДЕНЬ – ПРОДОЛЖЕНИЕ

И вот они выкатывают коляску из подъезда. ЛИЛЯ кладет ребенка в коляску. ЛАВРЕНТИЙ склоняется над ним, рассматривает его. Разгибается.

ЛАВРЕНТИЙ
(немного смущенно)
Лиля, я так понял, что твоя тетка думает, что это я?..

ЛИЛЯ
(беспечно)
Ну, и пусть себе думает!. Ну, как тебе моя дочка?

ЛАВРЕНТИЙ
Красивая будет!

ЛИЛЯ
Тебе она нравится?

ЛАВРЕНТИЙ
Ну... Да... Очень…

Они идут по дорожке. ЛАВРЕНТИЙ катит коляску, а ЛИЛЯ держит его под руку.

ЛИЛЯ
Знаешь, Ларик, я много раз представляла себе, как мы с тобой будем вот так гулять…

ЛАВРЕНТИЙ останавливается. Смотрит на нее.

ЛАВРЕНТИЙ
Честно говоря… Я тоже…

Навстречу им едет такси. Машина останавливается. Из нее выходят ФРИДРИХ АЛЬБЕРТОВИЧ и вслед за ним - поэт. САРСЕН БАКЕЕВ.

ИНТЕРЬЕР. НЕМЕЦКИЙ ГОСПИТАЛЬ – ДЕНЬ.

Марина ШНАЙДЕР входит в больничную палату. ЛИЛЯ, лежащая на кровати, поворачивается к дочери. Слабо улыбается ей.

ГОСПОЖА ШНАЙДЕР
Здравствуй, мамочка…

С тревогой оглядывает мать.

ЛИЛЯ
Здравствуй, Мариночка! Ну, как фестиваль? Открылся?

ГОСПОЖА ШНАЙДЕР
Да, конечно, мамочка.

ЛИЛЯ
Все нормально?

ГОСПОЖА ШНАЙДЕР
Да, все нормально, все замечательно. Все жалеют, что нет тебя. Как ты?

ЛИЛЯ
Все хорошо. Надеюсь, к закрытию фестиваля смогу встать.

ГОСПОЖА ШНАЙДЕР
А надо ли?

ЛИЛЯ
Я хочу его увидеть…

ГОСПОЖА ШНАЙДЕР
Знаешь, он тоже хочет тебя увидеть.

ЛИЛЯ
Да? Он... догадался?

ГОСПОЖА ШНАЙДЕР
Да, причем, сразу!

ЛИЛЯ откидывается на подушки.

ЛИЛЯ
Я... Как я выгляжу?

ГОСПОЖА ШНАЙДЕР
Я пришлю парикмахера и косметолога

ЛИЛЯ
Пришли, доченька... Ты меня понимаешь?

Помолчав, дочь смотрит на Лилю.

ГОСПОЖА ШНАЙДЕР
Понимаю, мамочка... Давай, я лучше его сюда привезу. Привезти?

ЛИЛЯ
Привези...

ГОСПОЖА ШНАЙДЕР
Завтра?
ЛИЛЯ
Сегодня
ГОСПОЖА ШНАЙДЕР
Хорошо, мама...

Наклоняется, целует мать.

ИНТЕРЬЕР. ФОЙЕ В КОНГРЕСС-ХОЛЛЕ – ДЕНЬ.

К ЛАВРЕНТИЮ через толпу участников фестиваля пробивается МУХТАР со своими друзьями.

МУХТАР
Здравствуйте, аксакал!

ЛАВРЕНТИЙ
Мухтар? Здравствуй! Пришел все-таки?

МУХТАР
Ага! Это мои друзья. Вместе выросли, в Алма-Ате учились, в институте.

ПЕРВЫЙ ДРУГ
Нам было очень интересно увидеть Ваш фильм. Столько всего вспомнилось...

ЛАВРЕНТИЙ
Ну, а как Вам здесь?

ВТОРОЙ ДРУГ
Здесь нам хорошо.

ТРЕТИЙ ДРУГ
Здесь мы - дома.

Подходит РОБЕРТ.

РОБЕРТ
Простите, господа, я вынужден буду забрать гостя.

Обращается к ЛАВРЕНТИЮ.

Вас хочет увидеть госпожа Лиля Шнайдер.

ЛАВРЕНТИЙ
(взволнованно)
Да? Вы извините, ребята! Счастливо Вам!

Ребята раскланиваются с ЛАВРЕНТИЕМ.

ИНТЕРЬЕР. САЛОН АВТОМОБИЛЯ – ДЕНЬ.

За рулем машины – РОБЕРТ. ГОСПОЖА ШНАЙДЕР сидит на переднем сиденье, ЛАВРЕНТИЙ - на заднем. В руках у него букет цветов. Машина останавливается у входа в госпиталь. ГОСПОЖА ШНАЙДЕР и ЛАВРЕНТИЙ выходят.

ЛАВРЕНТИЙ
Скажите, Марина, чем больна Ваша мама?

ГОСПОЖА ШНАЙДЕР
(сухо, бесстрастно)
У нее - рак.

ЛАВРЕНТИЙ
(растерянно)
Простите...

ГОСПОЖА ШНАЙДЕР
(горячо, с болью)
Мама очень ждала встречи с Вами … Очень... Знаете, она любила только Вас... Это знали все. И мой отец, и мой отчим. И, простите, они ненавидели Вас.

ЛАВРЕНТИЙ растерянно склоняет голову.

ЛАВРЕНТИЙ
А...Вы?

ГОСПОЖА ШНАЙДЕР
Я? Я...

По лицу ее пробегают какие-то воспоминания, связанные, видимо, с матерью.

Пойдемте…

Отвернувшись от него, идет к дверям больницы. Лаврентий направляется за ней.

ИНТЕРЬЕР. БОЛЬНИЧНЫЙ КОРИДОР – ДЕНЬ.

ЛАВРЕНТИЙ и ГОСПОЖА ШНАЙДЕР подходят к дверям палаты.

ЛАВРЕНТИЙ
(нерешительно)
Она знает, какая у нее болезнь?..

ГОСПОЖА ШНАЙДЕР

Да. У нас не приятно скрывать диагноз.

ЛАВРЕНТИЙ
(с болью в голосе)
Господи… Но почему, зачем… у вас так… Ведь… счастье бывает в неведении…

ГОСПОЖА ШНАЙДЕР
Мама – сильный человек…

Она вдруг смотрит на ЛАВРЕНТИЯ совсем иначе, с какой-то бережной лаской. На глазах у нее появляются слезы. Она трогает его за руку и ободряюще кивает ему.

Идите… Ларичек…

ЛАВРЕНТИЙ открывает дверь.

ИНТЕРЬЕР. БОЛЬНИЧНАЯ ПАЛАТА – ДЕНЬ

ЛИЛЯ, увидев ЛАВРЕНТИЯ, вся загорается.

ЛИЛЯ
Ларик...Ларичек...

Он бросается к ней, протягивает цветы, встает на колени перед кроватью, целует ее руку.

ЛАВРЕНТИЙ
Лиля, здравствуй...

Она берет цветы.

ЛИЛЯ
(слабым голосом)
Здравствуй, мой журавлик...

ЛАВРЕНТИЙ
(удивленно)
Почему - журавлик?

ЛИЛЯ
Почему? Да... ты же не знаешь... Когда-то, давным-давно... Мой отец сказал мне, чтобы я зацепилась за тебя... Мол, лучше синица в руке, чем журавль в небе... Я тогда...подумала, что... Я тогда
Испугалась, что и вправду... Что
Мои чувства к тебе… Что во мне просто живет страх остаться одной... Ведь тогда Сарсен и вправду был как журавль в небе... А журавлем оказался ты... Ларичек...

ЛАВРЕНТИЙ
Лилечка... Я, дурак, тогда много не знал, не понимал, не чувствовал... Прости...

ЛИЛЯ
Давно... простила... Ты же богом ушибленный... Киношник...

ЛАВРЕНТИЙ
А давно ты здесь? Я ведь ничего про тебя не знал…

ЛИЛЯ
Да... В числе первых...

ЛАВРЕНТИЙ
Я слышал, ты здесь знаменитостью в Германии стала…

ЛИЛЯ
(слабо улыбаясь)
Да, так вышло...

Она смотрит на ЛАВРЕНТИЯ, будто не может на него насмотреться. В ее взгляде - все: и неизбывная горечь, и счастье встречи, и предчувствие расставания навсегда.

ЛИЛЯ
(шепотом)
А скажи... Скажи, если бы тогда в Воронеж... не приехали отец с Сарсеном, что бы могло получиться... У нас с тобой?

ЛАВРЕНТИЙ
Я бы попросил у тебя руки и сердца…

ЛИЛЯ
Правда?..

И тихая слезинка скатывается у нее из глаз.

ЛАВРЕНТИЙ
Правда, Лиля... И жили бы мы с тобой долго и счастливо... И умерли бы в один день...

Он пытается улыбнуться. ЛИЛЯ протестующе поднимает руку.

ЛИЛЯ
Не надо в один день... Живи долго... Журавлик мой...
Она вдруг замолкает и закрывает глаза. Голова у нее откидывается на подушку, рука бессильно падает.

ЛАВРЕНТИЙ
(с ужасом, отчаянием)
Сестра, сестра! На помощь!

В палату вбегают МЕДСЕСТРА, ГОСПОЖА ШНАЙДЕР, ВРАЧ. ВРАЧ, оглядывается на присутствующих.

ВРАЧ
Прошу всех выйти из палаты!

ЛАВРЕНТИЙ, пошатываясь, выходит. Он прислоняется к стене. Лица его не видно. Но плечи его содрогаются от рыданий...

КОНЕЦ.

Startup Growth Lite is a free theme, contributed to the Drupal Community by More than Themes.