Геннадий Ахмедов. ТАКСА ВАСЯ

gena's picture
Тип: 
короткометражный сценарий, пьеса
Жанр: 
криминальная драма
Состояние: 
Закончен
Тип текста: 
сценарий, пьеса
От автора: 
Пьеса (может быть и сценарий) В одном действии

Действующие лица:
Скрябин – старик, пенсионер.
Вася – молодой человек.
Почтальон - женщина

Сцена представляет собой квартиру одинокого пенсионера Скрябина.
Взволнованный и очень испуганный Скрябин вбегает к себе в квартиру с собачьим поводком в руках. Он мечется по квартире, кого-то ищет.

Скрябин: И здесь нет….. Ах ты, Боже мой, как же так получилось…. Вася, Вася, негодник, ну, где же ты? Нет, и здесь нет. Что же делать (останавливается), такого еще не было, никогда такого не было. А может, погуляет и вернется, а если не вернется? Всякое бывает, бывает и воруют…. Что же мне делать, как теперь быть? Эх ты Васька, ну зачем я тебя отпустил, у меня же ни кого больше нет, кроме тебя, ты единственный мой друг. Так, надо успокоиться и придумать что делать. (садится в кресло). Так, надо позвонить в милицию (роется в записной книжке на журнальном столике). Вот дурак, их же номер 02. (звонит). Алло, у меня пропала собака. Когда? Вот только что…. Я понял, я больше не буду отвлекать вас от серьезных дел (кладет трубку). И, правда, что это я, где-то люди пропадают. Но как грустно терять друга, он такой потешный, нежный, преданный пес. Кто же тебя будет кормить, чесать и выгуливать… Ах я старый хрыщь, ну, зачем я тебя отпустил по бегать, зачем? Что я сижу, надо бежать, искать его.

Скрябин бежит к входной двери, не успел к ней приблизиться, раздается стук в дверь.

Скрябин (возбужденно): Васька, Васька! (открывает дверь)

В квартиру входит Вася, молодой человек, нагло проходит в прихожую.

Скрябин (недоуменно): Вы привели мою собачку, где же она!?

Вася молчит, виновато смотрит на Скрябина.

Скрябин (выглянул за дверь): Что же вы молчите, молодой человек, вы по поводу собаки? Постойте, с ней что-то случилось….? Зачем вы молчите….? Я не понимаю, может быть, вы глухонемой? Вы видели, как машина сбила мою собаку и пришли мне об этом рассказать (усиленно жестикулирует)?

Вася молча проходит в квартиру, садится на пол в углу комнаты.

Скрябин (еще в большем недоумении, жестикулирует): Послушайте, я ничего не понимаю, вы кто, зачем вы здесь, это связанно с Васей? Вы хоти мне сказать о собаке, она погибла? Отвечайте же, в конце концов (орет), где Вася?
Вася: Да не орите вы, дедушка и перестаньте так жестикулировать, я не глухонемой.
Скрябин: Так потрудитесь объясниться, черт возьми.
Вася: Я не знаю, что со мной произошло, но Вася это я.

Пауза

Скрябин: Вас зовут Вася?
Вася: Да, меня зовут Вася, и, я есть ваша такса Вася?

Скрябин посмотрел на поводок, находившийся у него в руках, затем на гостя.

Скрябин (удивленно): Вы моя собака такса Вася!? Что за шутки молодой человек (строго). Пойдите вон из моей квартиры.
Вася: Вы хотите выгнать своего любимого пса?
Скрябин: Вы не мой пес, вы сумасшедший молодой человек.
Вася: Послушайте, дедушка, в это трудно поверить, но насколько я могу понимать я и есть ваша собака, только со мной что-то произошло, и я превратился в человека, зачем не знаю.
Скрябин: Перестаньте меня разыгрывать и убирайтесь поскорее, иначе я вызову милицию.
Вася: Что я могу сделать, чтобы вы мне поверили?
Скрябин: Отставьте ваши шуточки, убирайтесь.
Вася: А у вас на правой ягоднице пупырчатая родинка, вы всегда по вечерам смазываете ее зеленкой, и все прячетесь от меня, как будто бы я не вижу.

Скрябин хватается за сердце и бежит к аптечке. Вася подскочил и помог найти хозяину таблетку от сердца, тот ее глотает и садится в кресло, Вася садится рядом у ног.

Вася: Не хватало, чтобы вас еще увезла скорая. В позапрошлом месяце, когда вас увезла скорая, я места себе не находил, изгрыз до соломинки весь коврик в прихожей (старик еще раз схватился за сердце). Вы не переживайте, если что я теперь смогу вам помочь.
Скрябин: Какая нелепость, у меня пропадает собака, затем приходите вы и заявляете, что вы моя собака.
Вася: И заметьте, в очень странном, и для меня самого виде, виде человека.
Скрябин: По-моему, вы мошенник, покажите паспорт.
Вася: А что это такое?
Скрябин: Мошенник.
Вася: Паспорт, паспорт, это такая книжечка, где написано, что я такса Вася?
Скрябин: Ага, и еще прививки.

Вася встал, подошел к шкафу, вытащил из него бумаги, быстро перебрал их, взял одну, положив остальные назад, вернулся к хозяину и отдал ему собачий паспорт.

Вася: Вот мой паспорт.
Скрябин (удивленно): Вы, вы знаете, где лежит собачий паспорт?
Вася: Да.
Скрябин: А что вы еще знаете?
Вася: Знаю, где лежат сосиски, там (показал на холодильник). Знаю, где вы храните деньги, которые берете в магазине.
Скрябин: И где же?

Вася начал приподыматься, чтобы принести деньги.

Скрябин: Стойте, не надо (Вася снова сел у ног хозяина). А, что и знаете сколько?
Вася: Наверное, не много. Вы сами жаловались, что у вас всегда мало денег, а у каких-то буржуев много.
Скрябин: Верно, жаловался, но откуда вам известно?
Вася: Что?
Скрябин: Все.
Вася: Я вас дедушка не понимаю. И вообще я знаю только то, что вы сами мне говорили, а остальное я не знаю, но почему-то, что-то знаю.
Скрябин: например, что ты знаешь, из того чего не знаешь?
Вася: Россия и Германия договорились в обход Польши проложить по дну Балтийского моря газопровод, а Поляки не довольны, потому, что слишком обнаглели. Хотя с одним из них вы общались после войны, и он был хорошим парнем, но бабы у них лучше. Это вы мне сами рассказывали.
Скрябин: Что я тебе еще рассказывал?
Вася: Соседку Аньку бросил беременный муж, а она делает вид, что все в порядке. А ее сын оболтус, курит в подъезде, скоро начнет пить.
Скрябин: Беременный не муж, а сама Анька. Послушайте, вы человек, к тому же взрослый, видать не глупый, подумайте сами, как вы можете быть моей собакой. Это бред. Вы случайно, откуда ни будь, не сбежали, например, с дурдома?
Вася: Дурдома? Это куда в 1967 году вас упекли якобы за участие в демонстрации, хотя вы всего лишь на всего проходили мимо, и где вы познакомились с марсианином?
Скрябин: А это ты откуда знаешь? Об этом не знала, даже моя покойная супруга.
Вася: Она много чего не знала. Не знала о вашем романе с Веркой Потаповой в 78 году.
Скрябин: Не с Веркой, а Верой Ивановной.
Вася: А выговорили Верка – сука!
Скрябин: (схватился за сердце): Ах ты мошенник.
Вася: Дедушка, вам плохо? Вызвать этих бездельников со скорой?
Скрябин: Нет, уже лучше. Послушайте, молодой человек, как вас там зовут?
Вася: Вася.
Скрябин: Вася, откуда вы все это знаете, про Верку, Веру Ивановну, про психушку в 67-ом?
Вася: Я же вам говорил, вы мне сами рассказывали.
Скрябин: Как я мог вам рассказывать, когда я вас в первые вижу.
Вася: Дедушка, я ваша собака такса Вася, вы меня взяли щенком по объявлению, два года тому назад (достает из кармана ошейник, отдает Скрябину). Вот мой ошейник.
Скрябин (рассматривая ошейник): Действительно, это ошейник моей собаки. Откуда он у вас?
Вася: Вы разве еще не поняли, что я каким-то образом превратился в человека, я ваша собака, я Вася. Сегодня утром вы меня кормили гречневой кашей с кусочками говяжьего сердца и все это вы заправляете подсолнечным маслом. А витамины, эти противные витамины, которые вы положили в кашу, я не съел, они так и лежат там в чашке.

Пауза

Скрябин: Вы меня не разыгрываете?
Вася: Нет.
Скрябин: Послушайте Вася…
Вася (наклонил голову в бок): Вы мне можете говорить ты, просто Вася, мне так привычнее.
Скрябин: Ты, Вася, я в своей жизни повидал много всякого и хорошего и плохого, но то, что ты мне говоришь, я не знаю, как к этому относиться. Ты говоришь о вещах, которые кроме меня или одного - двух близких мне людей ни кто не знает. Да и потом, я скорее поверю в приход марсиан, чем в то, что собака может превратиться в человека.
Вася: Ну, хорошо, а если марсиане пришли именно таким способом, через превращение собаки в человека.

Пауза

Скрябин: А что ты еще обо мне знаешь?
Вася: вы любите петь в туалете.
Скрябин: Да, там хорошая акустика.
Вася: И это кроме меня никто не слышал.
Скрябин: Ну, почему же, покойная супруга слышала. Кстати, когда она умерла?
Вася (вздыхает): Это ваша самая грустная история, которую я когда-либо слышал. Случилось это семь лет тому назад в Крыму, у ее брата Иннокентия, ныне также покойного, кстати, ему бы сейчас было 88. У вашей супруги болели ноги и сердце, сначала отказали ноги, затем сердце. Мы с вами 15 июня прошлого года ходили на ее могилу, вы долго разговаривали с Варварой Семеновной, рассказывали ей о том, что взяли меня и назвали в честь вашего старшего сына, погибшем на войне в 83-ем. А, в этом году вы ходили на кладбище без меня.
Скрябин: Ты хорошо осведомлен Вася, у меня уже практически ни кого не осталось. Ты пришел меня убить, тебе нужна моя квартира, или тебе негде жить? Отвечай (Вася пошел, лег на диван).
Скрябин: Если наглость есть, то она не имеет границ.
Вася (уютно устроившись): Если вы умрете, я останусь один, у меня не будет дома, а главное хозяина, я окажусь на улице и буду вынужден лазить по помойкам, я буду бегать по улицам и каждого пожилого прохожего обнюхивать, не пахнет ли он так же как вы, но все будет зря, потому что, так как пахнете вы ни пахнет, ни один человек в мире. Мне будет очень грустно и печально, потому что я не смогу приходить к вам по утрам и радостно тыкать свой нос в вашу открытую ладонь, свисающую с кровати. И вы не будете хватать, мня за нос и трясти, приговаривая, - доброе утро Васька, ты пришел со мной поздороваться, ах ты бусурман! А потом мы не пойдем гулять в парк по моим любимым тропкам вдоль высохшего ручья, русло которого забито прошлогодней листвой, но какие чудесные там запахи.
Скрябин: И ты не будешь тыкать свой нос и язык в каждое пятно оставленное после себя какой-либо сукой, и не будешь бросаться на всех бедных кошек.
Вася: Бедных кошек? Ну, уж нет, это я буду делать всегда, извините, такая собачья доля, только мне будет грустно это делать, когда рядом не будет вас.
Скрябин: Ну, и подлец же ты. Как твоя фамилия?
Вася: Я всегда думал, как и у вас, Скрябин.
Скрябин: А вот сейчас придет мой настоящий Васька, нюх-то у него будь здоров, дорогу домой найдет, и посмотрим тогда на тебя, как ты запоешь.
Вася: Я уже пришел, а нюх у меня действительно будь здоров. Кстати, по запаху чую, докторская колбаса у вас уже испортилась, зря так долго храните. А насчет того, что вы мне не верите, так спросите о чем ни будь, то, что кроме нас с вами ни кто не знает и вы убедитесь, я не вру.
Скрябин: Что я ел сегодня на завтрак?
Вася: О, яичницу с ветчиной. И причем, если бы вы просто одну яичницу жарили, я бы к вам на кухню не пришел.
Скрябин: Допустим, все, так как ты говоришь, случилось чудо и ты человек - это моя собака Васька, но что мне с тобой делать? Тебя надо кормить, поить, тебе надо где-то располагаться.
Вася: Я буду, есть столько же, как раньше, не больше, а спать могу на коврике, на диване.
Скрябин: А где же я буду спать?
Вася: Нет, я хотел сказать я на коврике, а вы на диване.
Скрябин: Какая не задача, Послушайте, Вася, дело в том, что я привык, подружился и привязался к своему псу в таком виде как он был, маленький черненький, не прихотливый. А вы большой и разговорчивый…. Что мне с вами делать? Я буду скучать именно по тому псу.
Вася: Ну, хорошо, я, кажется, вас понимаю дедушка, вам нужен безмозглый, послушный и легко управляемый друг, чтобы развеял вашу скуку, чтобы можно было кому рассказать все что вы думаете и при этом абсолютно не нести ни какой ответственности за сказанное.
Скрябин: Да нет, ты пойми…
Вася: Как я могу вас понять, если вы говорите да, нет, ты пойми.
Скрябин: Не перебивай, я хочу сказать, ты не так меня понял, понимаешь, когда один человек хочет найти себе другого человека он идет и знакомиться, заводит себе друга в виде человека. А когда человек хочет завести себе собаку, заметь собаку, а не человека, он заводит себе собаку.
Вася: Друга?
Скрябин: Да, друга в виде собаки.
Вася: Но все же друга?
Скрябин: Друга.
Вася: Так я не понимаю, какая человеку разница в виде кого у него друг, главное, что он друг!
Скрябин: Ты прав, но ты пойми, одно дело друг собака и другое дело друг человек.
Вася: Нет, не могу понять, один человек, другой собака, но они же друзья.
Скрябин (тяжело вздыхает): Да, ты прав они друзья, но как ты не поймешь, что человек и собака разные существа и дружба у них разная.
Вася: Так, так, здесь поподробнее.
Скрябин: Поподробнее, что тебе поподробнее?
Вася: Почему дружба разная? Мои друзья на улице, собаки, которых мы встречали, рассказывали мне, что не один из них не бросил своего хозяина, а вот хозяева их бросили, выгнали пинком под зад! Так вот мне интересно, почему дружба такая разная. И ведь, это не мы собаки к вам в друзья напрашиваемся, это не мы сами себя разводим в питомниках и не мы сами себя продаем на специальных рынках…
Скрябин: Впрочем, ты прав, Дружба она и есть дружба, однако, у человека есть мозги и он несет за все ответственность.
Вася: Это как у Экзюпери, про маленького принца.

Пауза

Скрябин:: Ты знаешь Экзюпери?
Вася: Да его каждая собака знает, у нас это передается из уст в уста, по-собачьи.
Скрябин:: Как интересно. А, а…
Вася: Вы хотите спросить почему? Лучше не спрашивайте, я пока и сам не понимаю, откуда я это понимаю.
Скрябин: А что еще у вас из уст в уста передается?
Вася: Еще про собаку Павлова, это классика, и про пса шарика, из которого сделали человека.
Скрябин: А откуда ты такой умный, если ты собака?
Вася: А что, у вас в доме не работает днями и ночами радио, телевизор, вы мне не читаете газеты, нравоучения и не наставляете на путь истинный, как будто бы я ваше дитя. Оно же все на подкорку записывается, там целый склад информации. А теперь, когда у меня есть мозги и они больше собачьих, есть те механизмы, с помощь которых я могу установить причинно-следственные связи с учетом реальной обстановки, вам это кажется странным? Я, честно сказать, очень многого не понимаю и может быть не пойму никогда, поэтому здесь ответственность лежит на вас дедушка. Я, например, не понимаю, как получаются и зачем нужны вот эти картинки, что весят на стене и кто это?
Скрябин: Это фотографии, остановленное мгновение, теперь это далекое прошлое.
Вася: И что оно вам дает?
Скрябин: Как что, это память.
Вася: А я видел, у вас много такой памяти, показали бы, что ли.
Скрябин: Хорошо.

Скрябин встал, направился к шкафу, достал из него фотоальбом и сел на диван рядом с Васей.

Скрябин: Вся моя жизнь здесь, пролетела как один день (показывает фото). Вот здесь, я был ребенком, это мои родители, старший брат и сестра, все они погибли в войну.
Вася: Зачем? То есть, я хотел спросить как?
Скрябин: Я был в другом конце города у бабки, а в это время на родительский дом, упала бомба и, все.
Вася: И что, вот так вот сразу всех родных убило?
Скрябин: Почему-то в нашем роду чаще убивают, чем они сами мрут.
Вася: Но вы-то прожили долгую жизнь.
Скрябин: Я вообще очень сильно сомневаюсь, что я ее прожил. И все что я делаю, и делал, то же вызывает сомнение у меня. В частности, меня одолеваю сомнения на твой счет, зачем я тебе это все рассказываю и показываю.
Вася: Эффективный способ развеять неразрешимые сомнения по поводу того стоит что-либо делать или нет, - это лучше начать делать, и после этого, если вас продолжает одолевать мысль, что все это зря, - все же продолжайте, и далее, если эта мысль вас еще не покинула – бросьте все, вам это и не стоило бы начинать.
Скрябин: Умничаешь?
Вася: Я за два года такую телевизионную школу прошел перед вашим телевизором. Моя самая любимая передача из тех, которые вы смотрите – «Очевидное невероятное».
Скрябин: А я подумал бы «Дог-шоу».
Вася: Нет, это грустная передача.
Скрябин: Это наши последние карточки с супругой. (обращается к фото) Варя, как ты….? А вот это как раз карточка, после того как меня выпустили с психушки. Тяжелое время для меня было. Жуткая депрессия, просто жить не хотелось. Потом, ни чего, выкарабкался потихоньку.
Вася: Депрессия?
Скрябин: Да, депрессия.
Вася (философски): Депрессия – это форматирование души, очень болезненный процесс, обычно заканчивается очищением, но бывают и сбои.
Скрябин: Что такое форматирование?
Вася: Насколько я понимаю это компьютерный термин, означает очистка диска.
Скрябин (задумчиво): Очистка диска.
Вася: Да, пережили все, что было в прошлом, забыли и начали новую жизнь.
Скрябин: А по другому, просто не возможно было жить дальше.
Вася: Вот я и говорю форматирование.
Скрябин: Это мой сын, что погиб в Афганистане, Николай.
Вася: Это ваш единственный ребенок?
Скрябин: Да. А ведь если бы он захотел, мог бы туда и не попасть, была возможность.
Вася: Сейчас говорят «от мазаться».
Скрябин: И я ему говорил, если есть возможность не ходи ты туда. Не-е, ты что, он все делал наоборот, как я говорил, с самого детства, любил поспорить со мной. И я со своим отцом часто спорил, насчет моего воспитания. (Размышляя) Конечно, пока ты молод, ты думаешь, что у тебя в жизни все будет не так как у твоих родителей, глядя на них, ты не повторишь их ошибок и глупостей, ты будешь лучше. Ты так думаешь.
Проходит время, ты вырастаешь, и однажды, понимаешь: ты такой же как твои родители в поступках и намерениях, ты делаешь те же ошибки, но для тебя это уже не ошибки родителей, а сама жизнь. Из семени зрелого яблока оторвавшегося от дерева прорастет такое же яблоневое дерево, и ни что другое вырасти из этого семени не может. Вопрос только в том, где оно вырастит, в каких условиях, на юге в тепле, или на севере в холоде. Так говорил мне отец. Но из моего яблока, семя не проросло, пропало.
Вася: Жалко.
Скрябин: Жалко, только жизнь не вернешь назад.
Вася: А это, что за мальчик?
Скрябин (с умилением): Это же я!
Вася: Какое красивое, чистое и привлекательное лицо.
Скрябин: Да.
Вася: Молодое лицо по определению чисто и привлекательно, а на пожилом лице время подрисовывает сначала черточки, затем черты, при том, краски и кисточки у каждого человека свои.
Скрябин: Так, так. Посмотри на меня, посмотри, как время меня разрисовало. Ни одному Рафаэлю такое не под силу.
Вася: Рафаэлю?
Скрябин: Художник.
Вася: А, мне казалось философ.
Скрябин: Да хоть и философ, художники они все философы.
Вася: А что такое философ?
Скрябин: Это то что тебе казалось.
Вася: Не могу понять, что мне казалось. И все таки?
Скрябин: Представь, что собака начала размышлять о жизни, как ты, например. Другим собакам это надо?
Вася: Не знаю.
Скрябин: Ладно, не удачный пример.

Скрябин внимательно посмотрел на Васю.

Скрябин: Я извиняюсь, какого цвета на мне трусы?

Вася опешил.

Вася: Зеленые в синею полоску. Вы проверяете меня, дедушка?
Скрябин: Нет, только, малость. Я подумал, ни кто же кроме тебя и меня не знает какого цвета у меня трусы…?.
Вася: Ну, и, решили проверить меня. … Зря вы мне не верите, я то думал, что смог вам доказать что я ваша такса Вася.
Скрябин: Да уж.

Скрябин смотрит в альбом, перевернув лист.

Скрябин: А вот это я в Сибири, а здесь на дальнем востоке.
Вася: Это, наверное, очень далеко.
Скрябин: не близко. Кстати, знаешь, мою философию, как путешественника?
Вася: Нет.
Скрябин: Каждый раз, после того, как я приму, решение куда-нибудь уехать, сначала уезжает моя душа, а затем уже, следом, через некоторое время и тело. Бывает, что тело уезжает, а душа остается, и тогда приходится в какой-то момент возвращаться за душой, не жить же им порознь, но со мной такое случалось редко.
Вася: Интересно. Но я ни чего не понял.
Скрябин: С начало ты думаешь куда поехать, влюбляешься в эти места и затем едешь, и только тогда можно сказать, что путешествие удалось.
Вася: Если честно я ни чего не понял, это может потому, что не путешествовал.
Скрябин: Ладно.
Вася: Ой, а это пес!
Скрябин: Я даже не знаю чей это, так попался на заднем плане.
Вася: А вот мне интересно спросить у вас. Почему человек или собака живет именно так как живет, а не по другому?
Скрябин: Не знаю, наверное, это определяется особенностями нашего организма, его строением, системой ….
Вася: То есть, вы хотите сказать, человек заслуживает человеческую жизнь, а собака собачью.
Скрябин: Восприятие нами мира, в котором мы живем, ограничено или определенно возможностями наших органов воспринимающих этот мир и органов, перерабатывающих поступающую информацию. Вероятно, если бы у нас были еще какие-нибудь органы восприятия, и дополнительные в мозгу центры для обработки дополнительной информации, по мимо существующих, мир для нас был бы другим, богаче, и мы были бы другими, а возможно, нас, человечество, уже не было бы на земле…, мы были бы, скажем, на Марсе.
Вася: Интересно вы размышляете дедушка, как настоящий философ.
Скрябин: Ты же не знаешь что такое философия?
Вася: Не знаю, но все что я не знаю для меня есть философия.
Скрябин: М-да, не хватает тебе мозгов…
Вася: Это точно. А вот чем человек отличается от собаки, кроме мозгов?
Скрябин: Смешной вопрос и глупый. Человек он прежде имеет фамилию, имя, отчество. У него …
Вася: А у собаки разве фамилии нет?
Скрябин: Нет, хотя у родословных, наверное, есть. Но что толку, все равно ее человек пишет вместо собаки.
Вася: То есть?
Скрябин:: Ну, человек расписывается….
Вася: А покажите как это?
Скрябин: Нужна ручка и бумага.

Вася встает и идет к буфету, достает из него ручку и чистые листы бумаги. Отдает их Скрябину.

Вася: Ну-ка, как это. А то вас всегда пенсионер, который приносит пенсию, просит расписаться, а мне всегда было интересно, как это вы делаете.
Скрябин: Не пенсионер, а почтальон, пенсионер это я.

Скрябин берет ручку, листы и расписывается.

Скрябин: Вот такая у меня роспись.
Вася: (смотрит на лист) Интересно. А если бы вы за меня расписывались, какая будет роспись?
Скрябин: Такая же (расписывается).
Вася: А вот первая чуть отличается от второй.

Скрябин расписывается еще раз.

Вася: Смотрите дедушка, и эта отличается.

Вася меняет листы, с росписями убирая под низ. Скрябин снова расписывается.

Вася: А эта похожа на первую.
Скрябин: У меня нет постоянной росписи, всегда, хоть на чуточку они различаются.
Вася: А научите меня расписываться!?
Скрябин: А ты вообще писать читать можешь?

Вася внимательно смотрит на Скрябина.

Вася: А как это?
Скрябин: Ты алфавит знаешь?
Вася: Эй, би, си, ди, ай…
Скрябин: Подожди, подожди, это английский.
Вася: (недоумевая) почему?
Скрябин: Кстати, у тебя же корни с запада….
Вася: С запада?
Скрябин: Видимо, наследственное. Ты говоришь по-русски, значит писать и читать должен по-русски.
Вася: Научите.
Скрябин: Читать, писать, или расписываться?
Вася: и то другое и третье.
Скрябин: Да зачем тебе это нужно ты и так взрослый.
Вася: Ну, хотя бы расписываться.

Скрябин расписывается на чистом листе бумаги.

Скрябин: Бери ручку (дает Васе авторучку), пиши вот такой полу круг, как у меня.

Вася пишет на бумаге, то что говорит Скрябин.

Скрябин: Так, молодец! Теперь веди вертикально палочку, ну, куда же ты…
Вася: Извините.
Скрябин: Это слишком большая палочка, делай поменьше.
Вася: Так?
Скрябин: Уже лучше. Держи ручку уверено. Теперь, выводишь галочку, смотри какая она маленькая. Вот, и снова полукруг и подчеркнуть все.

Вася внимательно смотрит на свою роспись.

Вася: Забавно. Ну, еще раз (расписывается). И еще раз (расписывается). Похоже?
Скрябин: Подделка, я так не расписываюсь. Дай ручку.

Вася отдаёт Скрябине ручку и меняет листы, исписанный убирая в низ.

Скрябин: (расписывается): Вот. Разницу видишь?
Вася: Ой, да, вижу.
Вася: А еще.

Вася меняет листы. Скрябин расписывается.

Вася: И еще.

Скрябин снова расписывается.

Вася: Дедушка, прямо смотрел бы и смотрел, как вы расписываетесь, ни чего более захватывающего в жизни не видел. Дайте-ка я еще попробую.
Вася (берет авторучку, расписывается): Правильно?
Скрябин: Похоже.
Вася: Я теперь понимаю отличие человека от собаки.
Скрябин (улыбается): Не уж то оно в умении расписываться?
Вася: Нет, не только. Собака она же живет, как хочет, а человек как может. Где-то я слышал, как кто-то говорил, у человека слишком много условностей, правил, законов они нужны для обозначения жизненного пространства человека, пространства, в котором он живет. И это пространство человек сам себе определяет, сначала с помощью родителей, затем самостоятельно. И это необходимо человеку, но это же его и ограничивает. Кстати, чтобы понять человека, надо изучить его пространство. А собаке на все это начихать, она может переходить из одного жизненного пространства человека в другое, потому что у нее нет собственного пространства.
Скрябин: Правильно, она же без мозглая. Только мозги дают такое преимущество.
Вася: Вы думаете, это преимущество?
Скрябин: Несомненно, даже среди людей существует жесткая, я бы сказал, жестокая мозговая конкуренция. Выживает умнейшие, хитрейшие из всех.
Вася: Позвольте дедушка с вами не согласиться, я полагаю, что выживает добрейший из всех.
Скрябин: Послушай, а чего это тебя так интересует?
Вася: Как, чего? Я же теперь человек, а не собака и мне, теперь как-то надо жить по-человечески…
Скрябин: Ну, да. Ты выживешь, у тебя хорошо работаю мозги.
Вася: Спасибо. И все же я думаю, сила в доброте.
Скрябин: Нет Вася, сила в уме.
Вася: Ну, хорошо, и в уме тоже.

Скрябин внимательно смотрит на Васю. В этот момент над дверью раздается звонок. Скрябин и Вася от неожиданности подскакивают и замирают на месте.

Скрябин (удивленно): Что это? Кто это?

Пауза

Скрябин (смотрит на Васю): Может это…
Вася: Ну, идите же открывайте.
Скрябин (растерянно): А кто это может быть.
Вася: Откройте и посмотрите.

Скрябин идет к входной двери, отрывает дверь. На сцене появляется почтальон.
Почтальон протягивает Скрябину бумагу.

Почтальон: Вам срочная телеграмма. Распишитесь.

Скрябин в недоумении берет телеграмму из рук почтальона, расписывается. Почтальон уходит, Скрябин закрывает за ней дверь.

Скрябин: Странно, мне телеграмма, от кого это может быть.
Вася: Так прочтите скорее.
Скрябин (читает): Гореть тебе в аду фашист…

Скрябин с ужасом смотрит на Васю, тот на Скрябина.

Пауза.

Скрябин хватается за сердце. Вася подбегает к Скрябину, придерживает его. Они идут к стулу, Вася усаживает старика на стул.

Скрябин: Таблетки…

Вася идет к буфету, приносит Скрябину таблетки, тот проглатывает их.

Вася: Что такое фашист?
Скрябин: Откуда это…
Вася (неожиданно прикрывает рот ладонью): А-а, не уже ли это… те самые… Нет, я ни чего не понимаю. Читайте дальше.

Скрябин смотрит в телеграмму, затем роняет ее и снова хватается за сердце. Вася поднимает телеграмму.

Вася: Да, что же тут такое!?
Скрябин: Ее прислал тот, кто знает мое прошлое…
Вася: какое прошлое?
Скрябин: Далекое прошлое. Даже тебе я никогда не рассказывал этого. И только иногда сам с собой мог поговорить об этом.
Вася: О чем, о прошлом?
Скрябин: Да.
Вася: Что это все значит?

Пауза.

Скрябин: Дело в том, что во время войны, когда мне было 17 лет я попал к полицаям и два года у них служил.
Вася: Полицаи это…

Вася в ужасе прикрывает ладонью рот.

Вася: У-у, это те самые полицаи? Вы же говорили, были ребенком, когда всех ваших родных убило…
Скрябин: Дело в том, что всех их не случайно убило, бомбу сбрасывали по чьей то наводке, думали, я в хате, но меня там не было, а была вся семья. Но я за все ответил, я отсидел 15 лет в лагере, я чист перед законом. Кто же это мог быть…
Вася: Если об этом никто не знал…
Скрябин: Нет, конечно, кое кто знал, но я думал, что все уже по умирали. Все это похоже на то, как будто бы смерть прислала мне свою черную метку.

Скрябин внимательно смотрит на Васю.

Вася: Что?
Скрябин: не зря ты появился в человеческом обличии, а может быть я уже не живу, может быть, я уже умер, иначе как это возможно, что собаки превращаются в людей. Не зря все это, не зря.

Скрябин хватается за сердце. глотает таблетку.

Скрябин: Ой, чувствую я не ладное.
Вася: Так значит, вы убивали людей?

Скрябин, держась за сердце кряхтит.

Вася: Вы убивали людей, дедушка?
Скрябин: Ни кого я не бивал.
Вася: Ни одного человека?
Скрябин: Нет.
Вася: Вы способствовали убийцам. Из-за вас убили вашу семью. А вы говорите, что почему-то в вашей семье своей смертью ни кто не умирал. А жена ваша, а сын ваш, это разве не расплата за ваши грехи?

Скрябин одной рукой держится за сердце, другой снова открывает баночку с лекарством, у него ни чего не получается, наконец, он открывает баночку, трясет ее, она пуста.

Скрябин (корчась от боли): У меня кончились таблетки, мне нужны таблетки...
Вася: Вам нужно покаяться, а не таблетки, слышите, вам нужно покается, на вас кровь не винных людей, вас прокляли тысячи. Таблетки вам не помогут, вам нужно смериться и принять все как есть, что будет, то будет. На вас кровь людей, не держите грех на душе, таблетки вам не помогут, не помогут. Пришло время ответить за все грехи, за все….

Скрябин, корчась от боли сползает со стула, падает на колени.

Скрябин: Дай мне таблетки, таблетки…

Внезапно Скрябин падает на пол, замирает. Вася с ужасом смотрит на Скрябина.

Вася: Я же сказал, таблетки вам не помогут…

Вася встает, некоторое время внимательно смотрит на Скрябина, затем садится на диван, берет фотоальбом и спокойно рассматривает его.

Вася (глядя в зал): Ни когда не храните в себе ужасных секретов, это бомба замедленного действия, рано или поздно она рванет, рванет, когда сработает запал, как известно на каждую бомбу есть запал, и тогда будет очень поздно. И ни какие таблетки вам не помогут.

Вася встает, цинично осматривает лежащего без движений Скрябина, щупает у него пульс, затем осматривает квартиру.

Вася: Да, просторная квартира в центре Москвы, как хорошее вино, со временем только дорожает.

Вася садится на кресло, звонит по телефону.

Вася (в трубку): Алло! Это такса Вася, все, у дедушки был инфаркт, документ подписан, у меня. Я сейчас соберу жучки, и ухожу, а ты можешь минут через 20 отпустить собаку. Пока.

Вася положил трубку, прошелся по сцене собрал «жучки», быстро протер отпечатки пальцев, с телефонной трубки и, переступив через Скрябина, направился к двери. У двери он остановился, по хозяйски оглядел квартиру и вышел в дверь. (В телевизионной версии, после того как ушел Вася, в квартиру вбежала собака и стала тыкать носом в хозяина, в его свисавшую открытую ладонь).

КОНЕЦ

Startup Growth Lite is a free theme, contributed to the Drupal Community by More than Themes.