рассказ про ангелов ковчега...

olgovich's picture

Беспощадное солнце давило толпу туристов на площади Микеланджело. Бойкая торговля у вагончика с водой и бутербродами напоминало вавилонское столпотворение. Десятки иностранных языков кружились вихрями над экскурсионными группами, и только нерушимым островом стояли сувенирные прилавки, о чьи берега бились людские волны.
Только парочка молодых парней спокойно сидела у подножия статуи Давида. Их белые футболки, плотно прилегающие к телу, обрисовывали правильно сложенные и мускулистые тела.
- Тут как и раньше…
- Да, красота!
Впереди, почти впиваясь в фигурный горизонт, уверенно расположился город, а собор Санта-Мария-дель-Фьоре был живым сердцем всего этого великолепия.
- Ну что мы сегодня?
- Как обычно. Держи, тут еще одна банка пива осталась.
И они жадно, с нескрываемым удовольствием утолили свою жажду. Воздух казалось звенел над смотровой площадкой.
- Да, а вот и он, - вытирая рукой капли щадящей влаги с щеки, сказал один. - Это Мирко. Кстати, он антикварщик, часовщик и уверенный ремесленник уже в седьмом поколении.
- Этот с лысиной?
- Да нет же. Посмотри около сувенирных флагов, в красной рубашке, торгует картинами.
- А-а, понял. А чего так нервно по сторонам смотрит?
- Ждет свою любимую синьору. Молодцы конечно, ее муж на важной государственной службе, а она каждую его командировку сюда из Рима мотается. Так ведь разводиться не хочет, как яркая католичка и любовника не отпускает, как последняя грешница, а он как кит на берегу, даже не делает попыток спастись от зависимости любить ее. Ну да ладно. Это не наше дело. Пойдем. Времени у нас и так не очень много.
- Привет, Мирко. Ты уже сделал, что я просил?
Встревоженный продавец флорентийских пейзажей как будто впал в кому, смотрел на них, ничего не понимая.
- Ах-да! Конечно! Извините меня, я не сразу вспомнил. Вы хотите сейчас забрать? Он находится в студии.
- У нас мало времени, давай, наверное, пойдем, а то нас здесь раздавят.
Толпа низкорослых японцев суетилась, как муравьи перед дождем около картин.
- Сумимасен. Извините, - буквально выхватывая из их цепких рук свой товар, Мирко торопливо собирался. – Перерыв! Гоу-гоу. Нэкст тайм.
*-*-*
В полутемной студии стоял беспорядок, в полосатых от оконных ставней солнечных лучах, вальсировала пыль. Все столы были завалены инструментами, досками, книгами и полными окурками пепельниц.
- Извините за беспорядок. Это все издержки холостяцкой жизни, - сказал Мирко, собираясь улыбнуться, но осекся, опять расстраиваясь. – Сейчас я достану его, - и полез на большой деревянный шкаф за коробкой.
- Я собирался вам его почтой выслать, но понял, что не помню вашего адреса. Я уже давно его сделал. Прекрасно сохраненный образец 16 века, реставрационная работа шла легко.
Мирко достал из коробки резной ларец, инкрустированные позолоченные детали сверкали, как новые.
- Это ваше семейная реликвия?
- Почему ты так думаешь? – удивился заказчик.
- Э… у вас на руке идентичная татуировка с гербом на крышке ларца, его стало видно только после реставрации.
- Хм, смотри как интересно. Что-то несомненно в этом есть… Но на самом деле это принадлежит тебе.
- Мне? В смысле? Не понял.
- Эта вещь твоя семейная реликвия. Мы ее только недавно смогли найти.
- Не знаю. Мой отец ничего такого не рассказывал. Вы меня разводите, ребята.
- Он и не знал об этом. Во время войны ее потерял твой дед, а твой отец был еще слишком мал, чтобы что-то знать и помнить. Но это уже другая история. А ты должен знать совсем другое. Я пришел за тобой, - сказал клиент и вдруг расправил свои огромные ангельские крылья, а солнечные лучики заблестели на крыльях.
- Но как же? Вот так вот сразу! Я не могу! Я должен еще встретиться с Софи, я должен сказать, как я ее сильно люблю!
- Извини, уже поздно, - и ангел грустно повернул голову к кушетке, где лежало тело Мирко с безжизненно висевшей рукой.
- С ней все будет хорошо. Я позабочусь о ней и о твоей просьбе, а вам уже пора, - сказал второй ангел, подходя к столу, где стоял ларец, - Пора!
… Под ногами пролетали лабиринты из улиц, площадей и соборов. Город вдохновения прощался с душой Мирко и исчезал в облаках, пока не исчезнул полностью из вида.

*-*-*
Высокая брюнетка с утонченными чертами лица в замешательстве поднималась по лестнице сквозь толпу соседей.
- Что случилось? Пропустите!
Карабинер не успел перехватить девушку около дверей, она кинулась в комнату, увидев своего любовника на диване, бросилась и приникла к нему, ее длинные ровные волосы укрыли его руки, из ее глаз закапали крупные и горькие слезы.
- В следствие обширного инфаркта наступила смерть в 4-15 по полудню. И у него был серьезный порок сердца, медицинские выписки прошлого года лежали, удивительно, что столько вообще смог прожить, это чудо… э, приношу свои соболезнования, вы жена этого синьора?
- Нет, близкий друг, - не поднимая головы, сказала Софи.
- Ваша фамилия? – отчеканил седой человек, стоявший около стола.
- Тачиани.
- Это ваше, - опять отрезая каждый звук сказал офицер полиции, проверив на коробке адресат на коробке.
Софи ничего не понимала и не слышала, она трогала его руки, все еще надеясь, что он просто спит.
- Ну как же так. Ты обещал дождаться, у меня такая новость для тебя, у нас будет ребенок. Слышишь, наш ребенок, - и ее голова опять упала на его грудь.
*-*-*
В комнате царил и резвился аромат ванильных лепешек, около окна щебетала желтая канарейка, на полу мальчик собирал конструктор.
- Мирко! Иди кушать! – раздался мелодичный женский голос из кухни.
- Сейчас, мам!
Ребенок закрутил последний винт, нажал на кнопку и игрушечные часы заработали. Довольный он сложил инструменты в ларец, погладил золотое крыло ангела на крышке, вскочил и побежал на мамин голос.
Около клетки, поблескивая крыльями, стоял и улыбался ангел, щекоча птицу в клетке.

Люся
2010-07-09 20:15:49
я... того... прошу прощения. До конца дочитать не смогла. Но вот с самого начала что-то не то. Вы пишите "И они жадно, с нескрываемым удовольствием утолили свою жажду" и "Их белые футболки, плотно прилегающие к телу, обрисовывали правильно сложенные и мускулистые тела" Это ужасно. Просто никуда не годится. читается тяжеловато. И при всем при этом поразительная тяга к высокому стилю. а он вкупе с "Вальсирующей пылью" оказывается не высоким стилем, а... чем-то надрывным. Типа, смотрите, смотрите КАК я могу писать.Это ж у вас рассказ. эссе? ну, повесть. так? Скучно. понимаете? То есть, конечно, любой автор имеет право быть. ПРостите мою несдержанность. Без обид.

Startup Growth Lite is a free theme, contributed to the Drupal Community by More than Themes.