Охота на волков в городском саду - рецензия на телефильм Северный ветер

Homich's picture

Охота на волков в городском саду – рецензия на телефильм «Северный ветер»

Охота в парке, в городском саду? – Парадокс, неожиданное явление, не соответствующее обычным представлениям.
Правда, лес в фильме заповедный, дремучий, с гибельными болотами. Парадоксальна же хорошо упакованная инфраструктура охотничьего хозяйства: гостевой коттедж, кафе в деревне, упомянутый салон красоты, белые туфли директора хозяйства, скорая «Скорая помощь», обилие современных транспортных средств. Возникает сомнение, такой ли уж тот лес глухой, что в нем могли развернуться такие трагические события?
Ну, да Бог с этим мелким противоречием! Возможно, авторы фильма сознательно допустили его, чтоб сам фильм использовать еще и в роли рекламы нашей охоты на зарубежном рынке.
Поговорим лучше о противоречиях сценария фильма.

1.«Северный ветер» - безликое название, какое-то географическое, как северный полюс, среднерусская возвышенность…. Как название соответствует идее фильма? – Разве что указывает на место действия событий.
Хотя слово «ветер» содержит в себе какую-то неустойчивость, переменчивость, возможно, скрытую опасность. Тогда оно уместно в названии приключенческого фильма. Помните, классический фильм «Дети капитана Гранта»? «А ну-ка, песню нам пропой, веселый ветер»…. Но для данного фильма название весьма неточно. Однако приключения все же начались.

2. Эпоха великих открытий давно миновала. «Северный ветер» предлагает зрителю полностью искусственный, надуманный сюжет, связанный с современной действительностью лишь отдельными словами, типа террористы, заложники, спутниковые системы навигации, спецназ, бизнес. Ну что ж, вымысел – это необходимая составляющая произведений такого жанра. Не каждому зрителю интересна логическая соотнесенность вымысла и жизненной правды.

3. Но вот, чтобы герои фильма пробуждали живые чувства зрителей, их поступки на экране должны быть жизненно оправданными.
Понятно, что героиня фильма едет в Россию, чтобы уничтожить убийцу ее мужа. Видимо(это уже не совсем понятно), Сева едет, чтоб уничтожить свидетеля своего темного прошлого. Но хочет сделать это чужими руками. Руками героини? Как же он представляет себе свои дальнейшие отношения с ней? Почему он готов пожертвовать ею, чтоб выпутаться из истории? Так любит ли он Викторию или нет? Почему не ревнует ее к егерю, не борется за ее любовь? Нет, Сева – персонаж не до конца прописанный.
Мадам Виктория, кстати, тоже весьма статична. Да, она изменяет свое решение на противоположное, но драматизма в развитии ее характера нет. Зритель заранее знает, что этим все и кончится, но лишается художественного наслаждения, сопереживания от процесса ее духовного перерождения.
Но самый статичный, даже плакатный, в фильме получился герой Сидихина. Да, собственно, героя в нем и не видно. Зритель видит скорее любимого актера Е.Сидихина, чем егеря Клинцова. В своем амплуа актер мог бы с одинаковым успехом быть лесничим, или директором лесхоза, или его шофером. Как-то Ирина Образцова сказала о Монсеррат Кабалье: ее выдвигают на сцену, как громоздкий шкаф, и все действие оперы разворачивается вокруг нее». Таким шкафом в «Северном ветре» был Сидихин. Удачно выбранный актер, к достоинству создателей фильма, украсил картину. Потому что приятно уже просто смотреть на актера, как и на актрису Судзиловскую. Были бы на их месте другие актеры, такого бы не произошло.

4. И все же «перетянул одеяло на себя», стал главным, любимым персонажем картины, актер Стержаков. Это прецедент деда Щукаря, затмившего собой образ Давыдова. В отечественных фильмах – нередкое явление, но в голливудских бестселлерах такого не увидишь никогда, это нонсенс.
Роль второго плана должен играть актер второго плана. Хотя Стержаков – прекрасный актер. Он вписался в роль директора охотхозяйства так естественно, что кажется, эта роль написана специально для него. И что из того, что Стержаков занят во всех сериалах, как необходимый их атрибут: Луи Фюнес тоже не всем зрителям надоедал.
Излишне много сценарного материала отдано и другому второстепенному герою – Мишке. Его образ типичен, изначально понятен зрителю, и мог быть прорисован пунктирно. Правда, он тянет за собой образ жены, которая влюблена в Клинцова, и который нужен для того, чтоб показать высокий моральный облик последнего. А вот ее страдания по поводу гибели горячо любимого мужа не вызывают сострадания у зрителя: все ведь понимают, что его смерть принесла ей освобождение.

5. Вообще, логика развития сюжета, пружина интриги иногда «провисает». Шесть серий фильма отданы под экспозицию. Это предыстория. История начинается с охоты, а развязка, с шестью трупами! наступает уже через час. Драматизма в развязке меньше, чем в сцене, где героиня пробным выстрелом сбивает шишку с ели. Далее, героиня мечтает посетить родовое имение в Гремячем логу. Это наиболее затерянное в лесу место, тупик. И именно туда почему-то направляется уходящий от погони Сева. Желая затеряться в лесу или приблизиться к государственной границе?
Сцены в разрушенном доме в Гремячем логу наводят на мысль: к прошлому возврата нет. Разрушенный дом – символ безвозвратно ушедшего времени. Тогда зачем же героиня при возвращении напоминает герою: ты же обещал свозить меня в Гремячий лог? Зачем ей туда ехать во второй раз? Это – деталь. Или оговорка?

6. Кстати, о роли детали как драматургического компонента сценария. Слова егеря при прощании с любимой собакой: «Прости, друг, что не уберег» не те. Сам же направил собаку впереди себя. А как можно уберечь впереди идущего? Его роль – прикрыть собой позади идущего. И пес ее выполнил. Поэтому уместнее были бы слова: «Спасибо, друг, что прикрыл». Ну, это тоже деталь.
А волк, прибежавший поблагодарить егеря за спасение, в данном контексте выглядит просто смешно. Она из фильма совсем другого жанра.
Зато, какой уместной оказалась деталь – случайное участие Клинцова в проводах жены Мишки. Без слов понятно, что, даже став свободной женщиной, она не снискала любви Клинцова. Ибо он, как настоящий положительный герой, был верен Виктории, бескомпромиссно ждал ее возвращения.
И самая замечательная деталь в фильме – мелькнувшая на перроне девочка, в тот момент, когда Виктория преподносит в дар Клинцову щенка. Любому ясно: она преподнесет ему и ребеночка!

7. Идея фильма. О чем задумается зритель? Что вспомнит после просмотра? А вспомнить-то нечего. Ярких сцен, драйва, экшена в фильме нет, хотя они – визитная карточка приключенческого жанра. Нет в фильме ничего живого, задевающего зрителя за живое. Интерес зрителя удерживали посредством композиционных ухищрений. Но экран погас – и фильм забыт. Зритель в ожидании нового сериала.
Может, в этом и есть сверхзадача произведения? Тогда и мое многословие по поводу пустого фильма становится пустым. Много шуму из ничего? Шекспир по этому поводу пьесу написал. А Романов – сценарий. Хорош ли сценарий Романова? – Хорош, если фильм досмотрели. Но можно писать лучше. Потому что стремление к совершенству – основной принцип любого творчества.

Startup Growth Lite is a free theme, contributed to the Drupal Community by More than Themes.