Общее собрание Гильдии продюсеров России

Admin's picture

Стенограмма Общего собрания Гильдии продюсеров России от 20 ноября 2009 года.

P.Ф. Давлетьяров: Эта конференция была инициирована не только Правлением Гильдии, но и ее рядовыми членами. Сегодня будет предложен всего один вопрос повестки дня – это всем известное заседание Правительственного совета по развитию отечественной кинематографии, которое состоялось не так давно.

Должен сказать, что звучали разные мнения по поводу созыва этой конференции. Многие коллеги говорили, что заседание Правления состоялось слишком поздно. Я бы хотел сказать несколько слов в объяснение этого факта. Во-первых, все очень ждали заседания Совета по развитию кинематографии, его дата не была объявлена заранее. В преддверии этого Совета мы посчитали нужным обратиться напрямую к председателю Совета со своими рекомендациями относительно формирования его повестки дня. Вкратце мы обозначили следующие вопросы. В первую очередь, мы посчитали нужным обозначить проблемы, свидетельствующие о бедственном положении киноиндустрии, а именно: удручающее количество кинозалов в нашей стране и, как следствие, невозможность реализовывать российское кино; чудовищный уровень DVD-пиратства и чумы последнего десятилетия - интернет-пиратства. Решение этих вопросов позволило бы обеспечить возвратный механизм российского кино, увеличить долю внебюджетных доходов, которые должны получать российские продюсеры. Также шла речь и о едином электронном билете. Напомню, что эти вопросы были включены в программу прошлой конференции, которая состоялась весной. Должен сказать, что с весны мы уже многое сделали: мы участвовали в Парламентских слушаниях, в пятницу состоялось окончательное заседание Комитета по культуре Государственной Думы РФ, и поправки о едином билете были переданы на голосование. Также 18 ноября Президент Медведев поручил разработать меры по предотвращению махинаций в сфере интеллектуальной собственности. Я не питаю иллюзий относительно глобального влияния Гильдии продюсеров, но хочется надеяться, что своими действиями мы все же внесли некий вклад в решение ряда очень важных для индустрии вопросов.

Но на данный момент мы обсуждаем другой вопрос – новую модель распределения бюджетных денег, государственной помощи при производстве фильма. Мы не собирались раньше, потому что ждали выхода официального протокола заседания Совета. Но на сегодняшний день этот протокол еще не появился. Глупо, конечно, было бы собираться и обсуждать слухи и газетные статьи. Но по некоторым косвенным сведениям, мы все же имеем представление о том, что обсуждалось на заседании Совета. Поскольку мы не имеем печатной стенограммы этого заседания, я предлагаю присутствующему сегодня здесь члену Гильдии продюсеров и единственному из нас члену Совета по развитию кинематографии Леониду Верещагину проинформировать собравшихся о том, что происходило на Совете, чтобы мы смогли продолжить наше обсуждение.

Л.Э. Верещагин: Я вряд ли скажу что-то принципиально новое, но, прежде всего, я хочу подчеркнуть, что мы обсуждаем не новые правила, а скорее инициативу Правительственного совета, заседание которого состоялось 3 ноября во ВГИКЕ. Было зачитано 4 доклада, из которых 2 было посвящено государственной поддержке. В выступлении министра культуры Алексанра Алексеевича Авдеева говорилось о том, что изменился 94-ый ФЗ, что есть предложение перейти на субсидии. Говорилось о том, что из всего бюджета - 4.9. млрд. руб., выделяемых на кинематограф, 0.7 млрд пойдет на развитие фестивалей, 1.2. млрд – на поддержку дебютов и артхауса - на привычной тендерной основе, и 3 млрд. рублей на субсидии (до 200 млн. рублей в одну компанию на производство коммерческого кино). Далее выступил Никита Сергеевич Михалков, который, признавая роль государственной поддержки в становлении кинематографа, указал на ряд издержек. К примеру, в прошедшем 2007 году было подано 350 заявок, появилось очень много компаний, для которых получение бюджетных средств стало бизнесом. Вследствие этого появляются фильмы, которые ни по своему художественному, ни по коммерческому потенициалу не соответствуют установкам государства. Было также предложено ввести возвратный механизм. Известно, что в течение долгого времени мы не возвращали деньги, хотя в договоре с Министерством культуры был пункт, по которому часть денег мы должны перечеслять в Федеральный фонд поддержки отечественного кинематографа, однако большинство из нас в силу тех или иных причин этого не делали. Поэтому прозвучало это предложение Никиты Сергеевича. Для финанисорования коммерческого кино деньги должны пререводиться в Фонд, из которого они впоследствии будут распределяться. Был назван еще один нюанс: деньги из Фонда будут распределяться не всем. Государство по своему усмотрению должно заранее установить перечень соответствующих компаний. Их количество не называлось, говорилось лишь о том, что это должны быть компании, зарекомендовавшие себя на рынке. Остальные могут придти к этим же компаниям, и эти компании будут их финансировать. Таким образом, проектами будет заниматься не министерство, а сами кинопродюсеры. Вот вся суть предложения. Затем состоялось очень живое обсуждение. В целом, все присутствующие поддержали предложение Н.С. Михалкова. А на вопрос Министра культуры о том, почему финансированием, как прежде, не может делать Министерство, присутствующие ответили, что исполнительный орган федеральной власти не может вести коммерческую деятельносить и не может принимать деньги обратно на свой счет, для этого надо перевести деньги в государственный фонд. Все собравшиеся, за исключением представителя министерства финансов Татьяны Нестеренко, выразили поддержку этой инициативы. Нестеренко задала справедливый вопрос: «А под что мы, собственно, будем выдавать деньги? Что значит финансировать компании?» Это вопрос повис в воздухе, и в конечном итоге прозвучало пожелание Премьер-министра о том, чтобы в кратчайшие сроки разработать и предложить новую модель финансирования кино.

Давлетьяров Р.Ф.: В процессе подготовки к нашему собранию, Правлением Гильдии были суммированы все основные проблемы, с которыми в свете принятого решения столкнется продюсерское сообщество. Решение принято, и это решение необходимо уважать, но я все же хотел бы озвучить эти вопросы. Их можно свести к четырем тезисам.
1.Прежде всего, это тот же вопрос, что возник у замминистра финансов Нестеренко.
2. Далее, в цепочке, которую деньги проходят от Министерства до продюсера, возникает Фонд, который, естественно, имеет крупные накладные расходы. Вопрос в том, откуда идет его финансирования - из денег, выделенных непосредственно на кино, или из отдельной статьи?
3.Предположим, что финансирование получат 10-20 крупных киностудий. Киностудии формируют портфели, имеют также свои накладные расходы. Далее, один из нас приходит на эту крупную студию и получает некую сумму. В подавляющем большинстве мы не являемся производящими компаниями, и вынуждены нанять продакшн-компанию. Как быть с этими потерями и какой механизм их предотвращения предусматривается?
4. Еще один вопрос: каковы критерии определения мейджора? По прибыли? По фестивальным достижениям? Далее, если речь идет об отчислениях в Фонд, то такая схема обречена, так как исходя из наших данных, только две картины в этом году получили прибыль, все остальные - убыточны.

Мы посчитали, что все эти вопросы должны быть вынесены на обсуждение. Идеи должы быть сформулированы, с тем чтобы результатом нашего собрания стал документ, который можно было бы направить в Совет по развитию отечественной кинематографии. Я считаю, что мы не должны сидеть и ждать.

Хочу напомнить, что по Закону о кино, единственным получателем бюджетных средств явялется продюсер. Наша организация объединяет до 90% работающих в этой сфере продюсеров. Мы не только должны, мы обязаны высказывать свое мнение о происходящем. Предлагаю в свободном режиме обсудить эту проблему.

Гуськов А.Г.: Добрый день. По сути, предлагается заменить Департамент кинематографии неким общественным органом, который будет состоять из какой-то части нашего сообщества. Но что за этим последует? Мы все прекрасно понимаем, что собрать наше сообщество - вообще дело субъективное. В мировой практике, к примеру, во Франции этим никогда не занимались общественные советы. Это государственные деньги, и их распределением должны заниматься чиновники, и никто иной. И это правильно. Не стоит изобретать велосипед. Новоя схема создаст массу проблем, в том числе содержание самого Фонда т.д. В результате, из-за цепочки накладных расходов, будет теряться порядка 30 % средств, предназначенных для кинопроизводства. Но самое главное, что после пленарных парламентских слушаний, Гильдией продюсеров было направлено письмо, в котором говорилось о построении киноиндустрии – производстве, прокате, возврате средств. Последнего у нас не существует. Вопрос единого электронного билета остается открытым, несмотря на то, что инициатива его введения была озвучена еще в 2001 году. Также нужна законодательная база по борьбе с Интернет-пиратством. Третий пункт – это прокат. Наши сети кинотеатров невозможно обязать прокатывать российские фильмы. Если государство дает деньги, оно должно построить возвратный механизм. Необходима государственная кинотеатральная сеть. Вот, собственно, то, что было изложено в обращении Гильдии продюсеров Совету по развитию отечественной кинематографии. Однако результат мы видим сегодня. Цифры кинопроизводства на сегодняшний день печальны. Мне непонятно, почему все так произошло. Прошу прокомментировать Леонида Эмильевича.

Верещагин Л.Э.: Было бы глупо, если бы я, присутствуя там, и поддерживая, в числе прочего, предложения, выдвинутые Никитой Сергеевичем, отказывался от них сейчас. Все не так однозначно, как кажется. Никаких новых правил просто не существует. Премьер-министром в устной форме было дано поручение Министру культуры, о том чтобы подготовить эти новые правила. Еще не был подписан проект решений Правительственного Совета. Речь шла о том, что финансирование огромного количества компаний на этом историческом отрезке стало неэффективным, о том, что механизм возврата не работает. Возник Фонд. А дальнейшее распределение осталось под вопросом. Никто не формулировал определение крупных компаний, критерии отбора, еще сложнее оценить результаты выполнения госзаказа. Премьер подчеркнул, что идея сырая и просил ее доработать. Тем не менее, это серьезные изменения в модели господдержки, без которой нашему кинематографу не выжить. Просто государство как крупный игрок, а в следствие этого, регулятор рынка, пытается эти правила поменять. Насколько мне известно, у нас – у Гильдии - никто не спрашивал мнения, но государство имеет на это право. Поэтому мне кажется, что мы должны обсуждать инициативу Совета, а не новые правила, мы должны предложить что-то свое, свою помощь. Я лично шел сюда с этим. Мне нечего больше добавить.

Соловов И.И. Насколько мне известно, разработка этой схемы велась еще с прошлого года. Сейчас вместо одного департамента кинематографии появится пять или шесть. Все накладные расходы, о которых шла речь, безусловно, будут. И в любом случае, они срежут выделенные деньги. Во всем мире, в частности, приводился пример Франции, идет проектное финансирование, а не искусственное выращивание мейджоров. У меня есть опыт работы с французами, с которыми я сделал три картины, но у меня нет данных, о том, чтобы французское правительство поддерживало определенную студию, напрмер Гомон. Мы ищем новый путь, когда он давно изобретен и прекрасно действует. Р. Давлетьяров прав, что не существует критериев оценки студий. Мы все - самодостаточные продюсеры, внесшие определенный вклад в российский кинематограф. Решение, принятое на Совете, пошло вразрез с рекомендациями Гильдии, выработанными совместно с департаментом по кинематографии Министерства культуры. Мы не знаем, будет ли вновь созданный аппарат лучше уже существующего. Может, стоит улучшить систему работы того, что мы уже имеем сейчас.

Котелевский А.Ф. Добрый день. Хотелось бы начать с 94-го ФЗ РФ, по которому мы работали все эти годы. Бытует миф, что деньги распределялись «в никуда». В 2000 году Госкино финансировало завершение 12 картин, которые снимались в течение нескольких лет. За десять лет была сформирована индустрия. В нашей экономике (за исключением сырьевого сектора) трудно найти пример столь мощного десятикратного роста. С приходом к власти Грефа шла ожесточенная борьба против 94-го закона, так как это общий закон о тендерах, который категорически не применим для сферы искусства. В нем отсутствуют критерии отбора участников тендера. Отсюда мы имеем 180 фирм, подавших заявки. Если была бы некая лицензия, то можно было бы сказать, что к конкурсу допускаются только сертифицированные лицензированные фирмы. Но у нас этого нет.

Хотя мы в Гильдии пытались трансформировать свою деятельность таким образом, чтобы выработать параметры оценки тех организаций, которые участвуют в конкурсе.

Далее – выпущено 100 фильмов, говорится, что из них 50 не вышло в прокат. А по моим оценкам, чтобы выйти в прокат, фильм должен иметь бюджет минимум 2-3 млн.

А среди этих 100 фильмов есть не только те, которые произведены на полном финансировании, но и 24-30 дебютов, а также фильмы, которым давалось 7-8 миллионов на завершение производства.

Мы изучили, как работают подобные фонды во всем мире – и нигде они не получают бюджетных денег. Во Франции такой фонд 75% доходов имеет с отчислений от телевидения, затем идут доходы от продажи кинобилетов и DVD.

Ни один из этих фондов не занимается кинопроизводством в отдельности, они все занимаются индустрий в целом. На первом месте у них стоят кинотеатры и огромная программа их поддержки – они получают дотации и т.д.

Мы, конечно, сейчас работаем со слухами, но нам известен принципиальный момент – переход от финансирования проектов к финансированию фирм, и это точно наш новый беспрецедентный путь, которого нет ни в одном государстве.

А пока суть да дело, два года не проводился конкурс. Поэтому сейчас стоит просить – хотя кого просить, если нас не удосуживаются выслушать – чтобы новая модель была запущена в пилотном режиме. А по большинству проектов пока провести конкурс, чтобы не останавливать процесс. >

Лунгин П.С. Мы стараемся что-то изменить, но по-видимому, нет эффективного механизма, позволяющего быть услышанными. На мой взгляд не только денежный и фестивальный успех является тем, ради чего снимают фильмы. Кино должно отражать жизнь и быть востребовано людьми. Это главное. Возможно, государство пытается придать осмысленность тому, о чем снимается кино. Единственный способ его создавать фильмы- это давать деньги на проекты, т.к. идея- это то, что является определяющим. Мы все находимся в недоумении. Хотелось бы услышать деловые и конкретные предложения.

Атанесян. А.А. Как вам понравится титр «Коламбия Пикчерс» при поддержке Министерства культуры Российской Федерации представляет? Крайне странный титр, не правда ли? Но тем не менее, он существует сегодня в нашей стране. Но сейчас я хотел бы поговорить не об этом.

Уже который год нашу профессиональную судьбу решают неизвестно где. Вот для кинематографистов правительство – это «неизвестно где». Есть федеральный орган исполнительной власти - Министерство культуры, Департамент по кинематографии, который – известно где и который профессионально занимается этим много лет.

Если даже руководителя этого департамента не приглашают на такое собрание, (Заседание Совета по развитию отечественной кинемотографии), то это для меня оскорбительно, потому что так решается моя профессиональная судьба. Очень плохо, что нас не приглашают, очень плохо, что нас не слушают. И одна из целей нашего собрания, и прессы, которую пригласили присутствовать на нем, - донести до правительства, до кабинетов, в которых принимаются решения, мнения профессионалов.

Мы все время говорим о будущем. Заседание Совета по развитию кинематографии, которое было 3 ноября, тоже говорит о будущем. А при этом настоящее разрушается у нас на глазах. Уже год не производятся фильм с государственной поддержкой, я не говорю об остаточных, конкурсных, которые были произведены в прошлые годы при финансировании из прошлых лет. И то она минимальна. Будущее этого конкурса абсолютно не ясно.

Кода заработает механизм этого нового Фонда, - абсолютно не понятно. Что такое Фонд? Это некая организация, имеющая штат людей, площади, бюджет, заработную плату, и прочее. Если речь идет о сегодняшнем Фонде, где сидит наш коллега Попов, мы прекрасно знаем, что возможности для расширения у него нет.

То есть мы опять начинаем строить механизм будущего распределения, полностью забыв о существующем. Если вы возьмете список фильмов, созданных с поддержкой государства (Министерства культуры в данном случае), там есть блистательные, потрясающие фильмы. Говорить о том, что 100% фильмов, созданных с поддержкой государства, должны быть шедеврами – это абсурд. Если мы берем за ориентир французский или американский кинематограф, то из 7 тысяч игровых американских фильмов 70% не доходят до проката. Они идут на рынок DVD, на телевидение, и это нормальная практика. То же самое происходит в кино. А кто сказал, что фильм, предназначенный для телевидения, не должен быть поддержан государством? Каким образом может быть прокатан в кинотеатрах фильм «Эйфория» большим количеством копий, хотя он поддержан государством? И если фильм «Эйфория» выпущен 10 копиями, это не значит, что такие фильмы или еще огромное количество подобных картин, которые мы имеем удовольствие видеть и на Кинотавре и на Выборгском фестивале, выпускать не надо. А они практически все созданы с участием государства и 90% из них не дошли до проката. Но их с удовольствием сморят на международных фестивалях. И что, значит, их не надо больше производить, а надо производить огромные общественно значимые картины, которые зритель не хочет смотреть? Их не хотят брать для просмотра фестивали. Я полагаю, что на Совете по кинематографии, когда предлагали новую модель, думали о будущем. Но таким образом мы все-таки разрушаем наше настоящее. И очень не хотелось бы, чтобы это случилось.

Если уж мы говорим о госфинансировании, механизм очень прост. Государственные деньги - государственные студии и государственный прокат. Пожалуйста, реанимируйте систему советского проката! 10 лет Виктор Глухов пытается создать Роскинопрокат, 10 лет назад по постановлению Правительства была запущена эта программа. Но она не реализовывается. Почему? Но ведь это тоже постановление Правительства - того же правительства той же страны. Почему вы думаете, что решение создать этот Фонд будет успешным? Может, оно и будет, очень хотелось бы в это верить. Но давайте, пока мы будем строить этот Фонд, сделаем в качестве эксперимента 2-3 проекта в «пилотном» режиме. Но при этом не надо рушить то, что есть.

Что такое критерий успешности компании? Давайте дадим деньги большим компаниям. Большим с точки зрения чего? С точки зрения занимаемой площади или количества людей, которые там работают? Тогда давайте все деньги отдадим Мосфильму? Количеству фильмов, которое это компания производит? Тогда надо просто посчитать. Это нужно считать. Но мерилом успеха могут являться только две вещи: успех - это деньги, то есть прибыль, либо признание на фестивалях. Никаких других показателей успеха в кинематографе еще не придумано.

Как только мы начинаем играть в государственный кинематограф, мы уничтожаем главнейший рыночный принцип - конкуренцию. А уничтожая его, мы получим кинематографический АвтоВАЗ. То есть огромную монополию, где решения принимаются внутри и где производится тот товар, который никому не нужен и неконкурентоспособен, поскольку возвратный механизм не понятен. Если вы опишите имущество у продюсера, фильм от этого лучше не станет. Как вы заставите его вернуть деньги? Отнимите камеру? А если у него ничего нет, только мебель и компьютеры? Как можно обязать человека вернуть доходы, которых у него нет? Абсолютный абсурд с точки зрения экономики. Если доход есть, тогда есть инвестиционный договор, где все прописано: сколько вложил и сколько получил. На этих условиях я и сегодня согласен получать деньги. И для этого не нужен Фонд. Есть фонд при Министерстве культуры. Можно работать через него. Создавать что-то новое – значит разрушить то, что было создано десятью тяжелыми годами.

Мишин И.Н. Гильдия должна заявить, что сама повестка об изменении финансирования кино не актуальна. Главным является то количество зрителей, которое может смотреть кино в российских кинотеатрах. Мы должны инициировать через Министерство культуры закон о кинопрокате, и создать государственную сеть кинотеатров.

Олейников А.А.Согласен со всеми выступающими. Но мне не хотелось бы, чтобы у публики не сложилось впечатление, что мы говорим о том, как делить государственные деньги. Мы не знаем, сколько на самом деле мы зарабатываем, виной тому пиратство и непрозрачность кинотетральных доходов. Возможно, мне и не понадобились бы государственные деньги. По каким критериям будут оцениваться компании? Какие бы правила мы ни придумали, они будут субъективны и унизительны для других, так как все мы делаем разное кино. Но мы не решаем комплексных проблем.

Учитель А.Е. Я думаю, что большинство сидящих здесь в зале, поддержат все, что сейчас говорилось. У меня такой вопрос: почему Гильдию Продюсеров так не уважают! Не знаю, где - в Правительстве или в администрации Президента. Почему это происходит? Мы виноваты в этом или есть иная причина. Почему ни один разумный голос на этом Совете не выступил? Хотя там сидели и директор Мосфильма, и директор Ленфильма, - никто не выступил. Я думаю, что вообще надо переходить к конкретным предложениям. Что мы вообще можем сделать? Писать царю-батюшке - Ивану Грозному? Наверное, это единственный путь, который есть в этой стране. Другого выхода нет. Поэтому давайте переходить к конкретным предложениям, если они существуют, и если мы хотим чего-то добиться. Нужно или протестовать против того, что произошло, или вносить какие-то конструктивные предложения. Другого выхода нет. Первое мое предложение такое: я считаю, что нужно предложить Совету по развитию отечественной кинематографии ввести в его состав президента Гильдии Продюсеров для того, чтобы наше мнение было услышано. Нравится оно там или нет, но оно должно быть услышано. Мне кажется, это вполне возможно, ведь количественный состав этого Совета никто не определял. Второе. Это уже звучало, но я повторю. Мне кажется, в следующем году, если мы не хотим получить полный провал, надо обязательно оставить систему распределения денег. При этом, не меняя решения Совета, если мы это поддерживаем, а создавать Фонд и механизм, при помощи которого этот Фонд будет распределять деньги. Будет ли он брать себе 10%, 20, 30 – этого я не знаю. Но следует разрабатывать ту систему, которая и будет действовать в последующие годы. Другого выхода нет. Если сейчас все ломать, я вас уверяю, ни одной картины в следующем году снято не будет. Это очевидно. Уже ноябрь месяц заканчивается, еще ничего не происходило. Наступает следующий год. Мы будем обсуждать бумажные вещи, а деньги так и не придут. Если говорить не о распределении денег, а о том, чтобы российское кино что-то выпустило на экран, чтобы оно достойно себя представляло как на экране, так и на фестивалях. Это первое. И второе. Единственный критерий, который существует – это проекты. Не важно, представляет его маленькая студия или большая. Если у большой студии будет 5 хороших проектов, значит, она получит деньги на 5 хороших проектов. Но нельзя отсекать то, что является существом в кино. Если у тебя есть интересная идея, ее надо осуществить. Основным критерием, который должен быть записан в этом решении должен быть проект. Дальше. Я тоже считаю, что студий в нашем государстве слишком много. Я не говорю о том, что их должно быть 5, 20, 30 или 40. Но это должны быть студии, которые, прежде всего, реально производят кино. Которые или побеждают на фестивалях, или их фильмы хорошо идут в прокате. Хотя таких вообще не существует или, как было сказано, существует всего две. А еще мы знаем, как приносят прибыль некоторые фильмы, когда их поддерживают крупные каналы. Мы не можем с этим соревноваться. Мы не можем платить таких огромных денег за рекламу. Но это уже следующая история. Поэтому проект – это основное. И, может быть, Гильдия продюсеров сможет предложить Совету по кино ввести аттестацию студий. По каким критериям пока не знаю, но думаю, что она необходима для того, чтобы определить реальный состав не по количеству, а по тому, что эти студии производили и собираются производить. Это не значит, что этот список будет утвержден и больше в него никто не сможет попасть. Но какие-то критерии (не просто вступить в Гильдию Продюсеров и платить взносы) должны быть для того, чтобы эти студии реально претендовали на деньги. И последнее, что я хотел сказать, это то, что ни в одном из государств мира невозможна государственная поддержка студий, если они работают на коммерческой основе. Государство должно поддерживать что-то другое. Если это успешная киностудия, пусть зарабатывает деньги и снимает кино. Зачем же еще просить деньги у государства? Да еще и распределять эти деньги! Вот это мне непонятно. Государство хочет заработать за счет этих студий? Монополистов должен создавать рынок, а не государство. Это давно известный факт. Все это вызывает вопросы. Так давайте на них отвечать, давайте, сделаем так, чтобы Гильдия Продюсеров имела свой голос, свое мнение и могла его высказаться не после того, как все было решено, а до принятия решений.

Нерсесян Г.А. Сейчас говорят о неэффективности госкорпораций. Каждый из нас не должен думать о своей личной выгоде. Индустрия создана не только государством, существуют дистрибюторские компании, которые вкладывают большие деньги в кино. Нужно говорить о подготовке специалистов. Один способ обеспечивать развитие кино – дать юридические гарантии получения дохода производителям - то, о чем говорил Олейников.

Досталь В.Н. На самом деле, мы продолжаем ходить по кругу, причем уже не первое десятилетие. И думаю, что будем ходить, пока, как сказал Леня Верещагин, государство может принимать решение, не спросив отрасли. Я считаю, что государство не должно принимать решений по отрасли, не посоветовавшись с армией тех, кто в этой отрасли работает. Я не буду говорить о распределении денег, поскольку никогда не являлся сторонником шикарной поддержки кинематографа со стороны государства. Поэтому сейчас о другом. В году 52 недели. По два новых фильма в неделю – получается 104. Я думаю, что американский кинематограф вполне может обеспечить нас 104 фильмами. Других фильмов – французских, европейских – я не особо вижу в прокате. В СССР существовало 8000 кинотеатров и 40000 киноустановок в домах культуры, профсоюзных залах и т.д. Вот посмотрите, сколько посадочных полос было у советских фильмов, а их выпускали тоже где-то по 108 в году, ну и докупали в пределах 30-40 зарубежных – французских, итальянских. Так вот, индустрия только тогда заработает, когда мы будем иметь возможность показывать наше кино.

Сейчас в развитии киносети есть 2 направления. Одно направление, которым занимался Глухов, и на которое государство давало добро словесно. Но может быть и другое – может изыскать возможности стимулировать разными способами сегодняшних владельцев кинотеатров и пойти дальше. Они сейчас остановились на населенных пунктах с численностью 700-800 тысяч жителей. Они не идут туда, где проживают 500-300 тысяч. И не идут по понятным причинам – это экономически невыгодно. Если не будет решен вопрос, связанный с возвратом денег через конкретные кассовые окошки кинотеатров, то бессмысленно говорить о функционировании индустрии. О пиратстве не буду и упоминать, потому что о нем уже столько раз говорили. Далее – единый билет. В августе исполнилось 50 лет, как я пришел на Мосфильм, так вот, на моей памяти, наверное, лет 20 мы говорим о едином билете.

А теперь вернемся к понятию мейджоров рынка. Все знают, как оно появилось. Одни в индустрии с самого начала, другие – типа Спилберга – возникли в процессе работы, но исключительно благодаря кассовым сборам. Ни один департамент США мейджорам ничего не давал и ничем не помогал. Поэтому я сразу отсекаю ситуацию, связанную с нашими мейджорами и считаю, что помогать нужно только проектам. А по большому счету, я бы оставил ту систему, которая есть. Может подправить ее, обновить все составы. Не хватает гласности – давайте сделаем так, чтобы ее было больше. Но, однозначно, в центре внимания должен быть проект. Но, я думаю, что Минфин не поддержит финансирования компаний. Потому что, по мнению Минфина – это передача государственных денег в частные руки, сомнительна и невозможна.

Голутва А.А.Хочу извиниться за несостоятельность и свою, и Минкультуры, потому что сказать по этому вопросу мне особо нечего. Мы не были проинформированы о тех решениях, готовые готовятся Советом. В моей длинной чиновничьей практике это первый случай, когда таким образом решаются серьезные вопросы, от которых в значительной степени зависит судьба индустрии.

Могу высказать лишь свои соображения, потому что до сих пор у нас нет протокола заседания, и мы говорим только о проекте.

Первое общее замечание – к сожалению, вопрос распределения средств сбил настрой на решение других вопросов – системных, принципиальных для развития кино в стране. И на заседании Совета в стороне осталось много прочих важных вопросов.

Теперь по поводу предложений, которые были внесены.

Первое - можно ли поддерживать финансирование через Фонд. Я горячий сторонник этой идеи и двумя руками «за». Нечего этим заниматься Министерству. Нужно опереться на одну из европейских моделей функционирования отрасли, это позволит со временем включить возвратный механизм. Вопрос не в этом, а в том, для чего создается Фонд, как он будет работать. Тут ясности нет.

Начнем с возвратного механизма. Если при помощи этого Фонда нужно добиться в прокате лучших результатов наших фильмов, стимулировать получение прибыли, то, естественно, встает вопрос о возврате.

Я не завидую тому, кто будет отчитываться за распределение бюджетных средств между крупными студиями. И вообще я не понимаю, зачем запудривать головы руководителям страны, приводя им неверные цифры по количеству выхода в прокат кинокартин, снятых при участии государства?

Будем реалистами, не будем обманывать государство. Или давайте включим тогда инструмент на возвратно-кредитной основе – идите в банк, получайте кредиты. Бюджетные деньги являются гарантией. Зарабатывайте, возвращайте, хотя бы пропорционально той доле, которую вложило в проект государство. Но никто на это не согласится.

Но главное – кто будет получать бюджетные деньги? Получать будут крупные студии и компании, для начала на равных условиях. Есть ли проблема с тем, что мало таких компаний? Есть.

Наш рынок кинематографии с точки зрения централизации очень разный. Он очень централизован в секторе дистрибьюции – 5 компаний обеспечивают 90% оборота. Рынок кинотеатров – мы говорим, что он мал, убог и недостаточен для масштабов страны: 10 сетей составляют 40% кинозалов страны. А производство чрезвычайно децентрализовано – есть сотни студий, но какой-либо опыт пакетного производства есть лишь у двух-трёх. При этом прибыли у них нет, и не ясно, будет ли в предлагаемых условиях. Есть и пара компаний, проекты которых приносят достаточную прибыль, но не факт, что если они начнут снимать пакетами, то это будет иметь успех. Так что говорить о гигантском успехе нашего кинематографа пока рано.

Еще раз скажу – проблема существует, и может быть государство и должно как-то стимулировать процессы консолидации, объединения, но делать это так грубо, примитивно и вульгарно я бы лично не стал.

Говорилось о том, что должны сниматься фильмы, которые отвечают стратегическим задачам государства, и это будет способствовать увеличению количества российских фильмов в кинотеатрах страны и за рубежом - так формулируется задача.

Но тут заложены тяжелые противоречия, потому что чем больше компании будут стремиться к получению прибыли, тем больше будет выхолащиваться смысл. Чем больше стремление к прибыли – тем больше стремление к увеличению бюджета. А это приведет к снижению количества российских фильмов в кинотеатрах.

У нас, у Министерства культуры, всегда было задание – помогать дебютантам. И индустрия была бы сейчас в гораздо худшем состоянии, если бы мы не выполняли эту функцию. И не появились бы десятки новых режиссеров, которые занимают сейчас ключевые места в индустрии. Но очевидно, что дело это рискованное, и направленное не на получение прибыли. Это естественно, что многие фильмы доходят только до ограниченного проката.

Что касается выхода в прокат, у меня на руках есть 105 прокатных удостоверений за прошлый год, из них в прокат вышло 74 фильма. Не надо превращать господдержку в монстра и говорить о том, какое вседавлеющее значение она имеет. Только около 30% выходящих в нашей стране фильмов имеют господдержку, а фильмы с господдержкой только на 50% финансируются государством.

Назначили несколько компаний и раздали им деньги – более коррупционной схемы не придумаешь. Значит должны быть ясные четкие критерии отбора этих компаний, если эта система остается. Но я согласен, что это будет новая русская оригинальная модель, и она будет безуспешна. И обманом является условие, что неуспешным компаниям через год откажут в средствах. Будто мы не знаем технологии производства – что после того, как оно запущено, можно только через пару лет говорить о результатах.

А не верите людям в министерстве - увольте, возьмите других

И вообще постоянно говорится о выделении суммы, которой у нас попросту нет! Ее подобное распределение обратит в крах всю нашу работу. А нужно еще думать о развитии 3D-технологий и специальных кинотеатров, и о развитии неигрового кино.

Ярмольник.Л.И. Мы живем в стране, в которой существует определенная вертикаль власти, и где все делается только по поручению двух человек. И если с этими людьми не вести диалог, то все, о чем мы сегодня говорим – бессмысленно! Это первое. Второе. Я участвовал в нескольких встречах, на которых пытались решать эти вопросы. Одна из них – в Государственной Думе месяца 3 назад, где говорили, в частности, о едином электронном билете, пытались найти какие-то конкретные решения.

К Олимпиаде в Сочи Владимир Владимирович Путин сказал, что надо построить 20 000 катков. У меня есть конкретное предложение. Сколько надо добавить денег, чтобы на каждом катке был кинотеатр? Совсем немного. Но как довести это до сведения Владимира Владимировича и как его попросить об этом? Это первый вопрос. Второе. Давайте не будем вообще брать государственную поддержку на производство картины. Когда картина уже сделана – нужно создать компетентную комиссию, которая сможет ее оценить и потом дать поддержку в прокате. А из этих средств, если продюсер будет умный, можно будет компенсировать и затраты на производство картины. Это будет честнее. Творчество – это дело очень рискованное – может получиться, а может не получиться. Но если ты потратил свои связи, силы, возможности, кредит доверия других лиц и сделал кино, тогда понятно – сделал ты кино, которое нужно показывать, хочется показывать, или не стоит показывать. Если делать какие-то конкретные предложения, которые действительно можно решать на уровне правительства, то я бы и сделал конкурс, но оценивать должна компетентная комиссия, состоящая из деятелей культуры,ученых, врачей и т.д.

Самый главный вопрос – как диалог с властями может стать прямым? Пока В.В.Путин и Д.А.Медведев не поймут, что кино очень важно для развития страны, ничего не произойдет. Хотелось бы выйти на такой разговор. Как можно добит

© Гильдия продюсеров России, 26 ноября 2009

Startup Growth Lite is a free theme, contributed to the Drupal Community by More than Themes.